Какая смеоть при отравлении болиголовом

В этой статье опубликованы исследования способов излече­ния рака ядами. Из рассматриваемых здесь методов самым скандально-отрицательным является химиотерапия офици­альной онкологии, самым популярным — лечение рака болиго­ловом. Этот метод называют методом В. В. Тищенко. Сам Ва­лерий Викторович Тищенко пишет, что этот метод существует очень давно. Как бы там ни было, но справедливость требует признать, что именно В. В. Тищенко терпеливо и настойчиво пропагандировал излечение рака болиголовом. По этой при­чине метод излечения рака болиголовом, по нашему мнению, заслуженно называют методом В. В. Тищенко. Ниже мы уви­дим, что никто не сделал так много, чтобы «испортить» свой метод, как сам В. В. Тищенко.

В официальной онкологии и у населения страны сложилось определенное непонимание того факта, что метод излечения рака болиголовом В. В. Тищенко и химиотерапия рака в офи­циальной современной онкологии — это разновидности одно­го и того же способа излечения рака ядами. Разница — в коли­честве и катастрофичности ошибок. Здесь химиотерапия не имеет себе равных. Надо было ухитриться всему научному он­кологическому миру создать и тут же довести до непригодного состояния метод излечения рака, загубить прекрасный метод буквально в зародыше. А ведь с помощью этого метода могли быть спасены очень многие жизни.

Журнал «Семья. Земля. Урожай», издаваемый в г. Крас­нодаре, в 1996 году опубликовал специальный выпуск «Про­тив рака», в котором работу В. В. Тищенко «Рак перестал быть тайной» сопроводил редакционными комментариями. Вот, как представила редакция журнала В. В. Тищенко чита­телям:

«Имя Валерия Викторовича Тищенко широко известно на Украине и далеко за ее рубежами. Его антираковые методи­ки и рецептуры опубликованы в сотнях периодических изда­ний. О нем созданы телевизионные передачи и документаль­ные фильмы. Его публичные лекции в различных уголках СНГ собирали большие аудитории. На маленькую старую улочку в центре Симферополя ежедневно приезжали многие десят­ки людей, преодолевая сотни и тысячи километров, — за последней надеждой на спасение от страшного и коварного врага для своих близких. Однако официальная медицина не признала методов В. В. Тищенко. У него появилось много противников из-за того, что Валерий Викторович свое лечение основал на ядах. И народный целитель вынужден был уехать в Соединенные Штаты Америки, где живет уже два года».

Редакция журнала приводит несколько писем к В. В. Ти­щенко. Бывшие онкологические больные сообщают об излече­нии после ухудшения состояния от химиотерапии в онкоинститутах и больницах.

Ф. Г. Федосов из Киева пишет: «Люди, слушайте, читайте, изучайте Тищенко В. В., берегите его и таких, как он. Этот че­ловек — феномен, он действительно вылечил меня. Люди уми­рают, а я живой».

Казалось бы, после таких хвалебных писем (а их можно при­вести еще очень много, например из газеты «Вестник надежды») нужно ли вмешиваться в рекомендации В. В. Тищенко и «очи­щать» их от ошибок? Ведь, судя по письмам к Тищенко, в его методе все хорошо и правильно.

На самом деле положение оказывается не таким безоблачно красивым. Например, после достаточно положительных ре­зультатов лечения у грамотного специалиста, больной (рак прямой кишки IV стадии), перешедший на метод В. В. Тищен­ко и находящийся на пике второго курса приема болиголова, пожаловался на боли в районе опухоли и пальпировал рядом небольшие метастазы. При правильном применении болиголо­ва этого не должно быть ни в коем случае! В чем же дело? При­чина оказалась в том, что больной тщательно выполнял и все другие ошибочные и вредные советы и рекомендации В. В. Ти­щенко, которые фактически ликвидировали то положительное, что было достигнуто с помощью болиголова.

Как могло случиться, что прекрасный народный целитель, замечательный практик В. В. Тищенко надавал столько вред­ных советов, что от полезного действия болиголова почти ни­чего не остается? Причина та же самая, что и в официальной онкологии по части химиотерапии, — незнание. К сожалению, незнание В. В. Тищенко носит характер совершенно дремучего теоретического невежества. Хуже всего то, что сам Тищенко настойчиво демонстрирует его. Именно по этой причине офи циальная наука не признает метод Тищенко. Как уже не раз случалось, вместе с ужасными теоретизированиями Тищенко отвергнута и его замечательная практика.

Теоретические взгляды В. В. Тищенко исследованы нами в книгах: «Рак: только правда» и «Рак: активная профилактика» (СПб.: Питер, 2000) — и, естественно, признаны категорически неприемлемыми. В. В. Тищенко в своих теоретических обосно­ваниях допускает существование «онкоткани», хотя давно из­вестно, что раковые клетки тканей не образуют, не признает понятия «метастаз», допускает случаи самоисцеления от рака, хотя таковые науке не известны.

В. В. Тищенко заявляет: «Кислородное голодание... сильно форсирует развитие раковых образований». На самом деле кис­лородное голодание задерживает превращение злокачествен­ной опухоли в раковую на 6-10 и даже 20 лет.

Ревматизм, по мнению Тищенко, — основная причина рака в прошлом, да и теперь тоже, а свое начало рак берет в патоло­гии сосудистой системы вследствие простуд, инфекций. На са­мом деле злокачественные опухоли в течение 6-10 лет разви­ваются в организме вообще вне связи с сосудами кровеносной системы. Тищенко считает СПИД шестым штаммом уцелев­шей от действия химпрепаратов инфекции и т. д., и т. п.

Повторяем, что было бы непростительной ошибкой отвер­гать вместе с теоретическим невежеством В. Тищенко его по­лезную практику. Наша задача состоит в том, чтобы поставить его практику на фундамент научной медицины и освободить от вредных наставлений, уничтожающих полезное действие ос­новной части метода.

Одновременно мы постараемся освободиться и от ошибок химиотерапии, превращающих этот метод в некое легендарное чудовище, пожирающее онкологических больных.

Необходимо отметить, что все достижения современной на­учной генетики, биологии, онкологии В. В. Тищенко заменяет «частотно-резонансным принципом». А ведь прибор, действие которого основано на этом принципе, выставлен в американс­ком городе Сент-Луисе в музее шарлатанства для всеобщего обозрения. Весьма удивительно, но у нас публикуются новые книги, в которых лечение рака основывается исключительно на «частотно-резонансном принципе» (благо теперь можно при­обрести и готовую технику для этого). «Остепененный» автор может позволить себе выбросить на свалку роль генома чело­века и его проявлений в угоду доходам от применения «частот­но-резонансного принципа», ведь неосведомленность больных и читателей позволяет годами морочить им голову. Но вернемся к В. В. Тищенко:

«Хочется сказать несколько слов относительно рецепту­ры, основанной на ядах. Очень эффективна царская мето­дика, которой пользовались коронованные особы прежних времен. Смысл методики в том, чтобы приучить организм жить в неестественных экстремальных условиях, жить, упо­требляя с питьем сильнодействующие яды. Для этой цели сильный яд сравнительно ускоренными темпами, но по на­растающей, вводился в рацион царей. Это была целая вра­чебная наука, где повышение иммунитета, качественное улучшение иммунной системы достигалось за сравнительно короткий срок, и это было необходимым условием, посколь­ку медленное наращивание ядов очень губительно для орга­низма — не включался защитный механизм, и яд подавлял не защищенную иммунитетом клетку.

Такая же картина наблюдалась и при чрезмерном потреб­лении ядов, когда слабая против яда клетка с первых момен­тов потребления препарата сразу же подавлялась и делалась неспособной не только вести борьбу, но и совершать свою повседневную привычную работу, одним словом, не могла жить. И в первом, и во втором случае наблюдался один и тот же результат: ослабление организма ядом — отравление, поэтому привычное для нас выражение "золотая середина" приобретало необыкновенный смысл — речь шла о жизни и смерти человека.

В Библии ясно сказано: все новое — это хорошо забытое старое. Сама царская методика описана царем Давидом сло­вами: всеми волнами Своими Ты поразил меня. Эта методи­ка называется циклованием. В этой единственной фразе псалмопевца сокрыта глубина христианства — Бог поража­ет грех, оставляя в живых человека».

Автор тщательно проштудировал несколько раз Библию (царствование Давида) и все псалмы, но ничего о цикловании не нашел. Не смог автор увидеть циклования и в приведенных В. Тищенко словах царя Давида. Способностью читать ненапи­санное автор, к сожалению, не обладает. Это умеет В. Тищенко. Поэтому продолжаем цитировать его:

«Таким образом, с Божьей помощью мы вышли на осмыс­ление поставленной перед нами задачи — подавить опухоль ядом (злом), оставив живое, теперь уже способное противо­стоять злу. Устоявшее перед ядом делается способным про­тивостоять раковой интоксикации — к этому мы стремились и этого добивались, повышая иммунитет.

Мертвое живого не убьет — мертвое при длительном воз­действии теряет свою власть убивать. Конец мертвечины та­ков, что живое, обретя в борьбе совершенно новые качества, делается способным поглощать смерть — опухоль рассасы­вается.

В Евангелии сказано: поглощена смерть победой! Это в похвалу метода. Как видите, я ничего конструктивно нового не даю — все это описано в Слове Божием, но население, не наученное Писанию, блуждает во всех путях своих. Это относится как к медицине, так и к повседневной жизни.

...Но вернемся к нашей теме. На Украине рак лечат из­древле. Мой прадед Михайло тоже лечил рак. И такие люди есть всегда. Думаю, что сейчас на Украине самостоятельно и успешно эту проблему решают десятка два травников. Од­нако это чревато последствиями: официоз, создавший зако­нодательство во славу смерти, интенсивно противостоит любой доброй инициативе со стороны простых, но способ­ных людей, оставляя за собой монопольное право распоря­жаться судьбами и жизнью онкобольных».

Mы воздерживаемся от серьезной реакции на это заявление В. В. Тищенко по религиозной части. Однако трудно укладыва­ется в сознании его свободное обращение с религиозными поня­тиями с одновременным приобщением к ним откровенной ме­дицинской неправды: любое употребление внутрь так называе­мого антимитотического яда болиголова направлено только на ослабление иммунной системы путем повреждения иммунных клеток. Никакого повышения иммунитета в этом случае не на­блюдается. От нас требуется ограничить вред нормальным клет­кам (в том числе и иммунным) от применения яда болиголова и нанести при этом максимальный вред клеткам раковым. Вот в этом как раз и состоит ценность методики В. Тищенко, устано­вившего опытным путем оптимальную концентрацию яда боли­голова и оптимальный способ его введения в организм онколо­гического больного.


ПОЧЕМУ ПОНАДОБИЛИСЬ ЯДЫ ДЛЯ ИЗЛЕЧЕНИЯ РАКА

Биология и иммунология утверждают, что в организме че­ловека в любой момент времени существует порядка 107 кле­ток-мутантов, отличающихся от нормальных клеток по край­ней мере одним геном. У каждого взрослого человека в любой момент — 10 млн клеток-мутантов!

Изменения в генном аппарате (геноме) нормальных кле­ток — мутации клеток — могут вызываться химическими, фи­зическими и вирусными канцерогенами. Но и при отсутствии канцерогенов в организме каждого человека возникает огром­ное количество спонтанных (самопроизвольных) мутаций вследствие ошибок при копировании генома во время деления клеток.

Практически каждая клетка-мутант может давать начало развитию злокачественной опухоли (еще не раковой!). Однако защитные силы организма — естественный отбор на клеточном уровне, которому лишь в очень малой степени помогает иммун­ная система, — уничтожают все клетки-мутанты и их потом­ство (клоны клеток-потомков). Лишь иногда только один та­кой клон в организме оказывается не уничтоженным из-за де­фектов в системе естественного отбора на клеточном уровне. Развивается злокачественная опухоль. Клетки такой опухоли утилизируют глюкозу, получаемую от соседних нормальных клеток в бескислородном (анаэробном) режиме, и не проявля­ют себя 6-10 и даже 20 лет. Все это время опухоль не имеет кровеносных сосудов! Когда количество клеток в опухоли дос­тигает 6 х105-106 (при этом опухоль имеет размер меньше бу­лавочной головки и не диагностируется), в нее начинают прорастать капилляры кровеносной системы. Теперь опухоль получает с кровью все необходимые ей вещества (кислород, глюкозу, холестерин и др.). Злокачественная опухоль превра­щается в раковую и приобретает свои зловещие качества — бе­зудержный рост и способность прорастать в окружающие ткани и органы, способность давать метастазы (дочерние раковые опухоли по всему организму).

В этой книге мы не будем повторять подробно теоретиче­ские исследования и доказательства, которые выполнены авто­ром ранее в книгах: «Рак: только правда» и «Рак: активная про­филактика» (СПб.: Питер, 2000). Весьма огорчительно, но бук­вально в каждой публикации, информационном листке и т. и. совершенно неправильно понимается роль иммунной системы в противораковой борьбе, происходящей в организме человека. Ярким примером служат приведенные выше теоретические взгляды В. В. Тищенко. Поэтому здесь мы даем готовые выво­ды из книг автора «Рак: только правда» и «Рак: активная про­филактика», показывающие невозможность надежды на по­мощь иммунной системы в борьбе с раковой опухолью:

1. Иммунная система, вопреки широко распространяемому им­мунологией утверждению, не способна сколько-нибудь су­щественно защитить организм человека от раковых заболе­ваний.

2. Организм человека имеет противораковую защиту, успешно действующую в 83 % случаев. Иммунная система принимает участие в противораковой защите организма человека, но является лишь второстепенным участником этой защиты. Главный защитный механизм организма человека от рака заключается не в иммунной системе.

3. Поскольку иммунная система организма человека предназ­начена для защиты его от инфекционных заболеваний, от микробов и вирусов, то всякая болезнь, неизбежно отвлека­ющая часть резервов иммунной системы, ослабляет и без того малые ее возможности защищать организм от посто­янно действующей угрозы рака.

4. Поскольку иммунная система не является основным защит­ником организма человека от раковых заболеваний, это зна­чит, что не от иммунологии следует в принципе ожидать су­щественной помощи в защите человека от рака.

5. Современная медицина доверилась иммунологии и считает, что противораковую зашиту организма человека осуществ­ляет иммунная система. Это мнение ошибочно. При ближай­шем рассмотрении данные иммунологии, восхваляющие противораковые возможности иммунной системы и лимфо­цитов, оказываются мифом.

6. Частота собственных спонтанных мутаций в организме че­ловека и животных не снизится и в будущем. Собственную спонтанную мутагенность, а следовательно, и опасность спон­танных мутагенных раковых заболеваний не удастся снизить никогда. Она всегда будет определяться постоянным при­сутствием в организме человека 10 млн спонтанно мутировав­ших собственных клеток.

Более того, биология (медицинская генетика) считает такое огромное (и опасное) количество мутаций совершенно необхо­димым для организма человека. Причем именно для деятель­ности самой иммунной системы, функционирование которой в принципе невозможно без мутаций!

Важно подчеркнуть, что медицинская генетика ставит во­прос о необходимости сохранения существующего уровня му­таций. Руководитель лаборатории мутагенеза Института ме­дицинской генетики АМН СССР доктор медицинских наук А. Чеботарев в «Медицинской газете» за 17 октября 1986 года писал:

«Установлено, что ряд веществ — цистеин, витамины С и Е и другие — обладают антимутагенной активностью, пони­жая частоту мутаций при действии радиации и химических мутагенов. Предлагается их использовать для предотвраще­ния возникновения новых мутаций. Однако широкое приме­нение таких соединений нельзя рекомендовать по двум при­чинам. Во-первых, некоторые антимутагены сами являются слабыми мутагенами. Но главная причина в другом. Дело в том, что в основе механизма иммунитета лежат соматиче­ские мутации в лимфоидных клетках. Благодаря им и внут­ритканевому отбору таких мутантных клеток последние быс­тро размножаются и обеспечивают выработку специфиче­ских антител против инфекционных факторов. Кроме того, в функцию иммунной системы входит надзор за состоянием других соматических клеток. Если в результате мутаций возникают аномальные клетки, которые, в частности, могут привести к опухолевому росту, иммунная система за счет опять-таки мутаций в своих клетках вырабатывает антите­ла, уничтожающие эти мутантные соматические клетки. Та­ким образом, в ходе эволюции создалась система равнове­сия в организме между мутациями в соматических и иммун­ных клетках, поддерживающая целостность и выживание организма в течение жизни. Широкое применение антиму­тагенов может снизить защитные силы организма за счет уг­нетения иммунной системы. В действительности необходи­мо поддерживать частоту мутаций у человека на том уров­не, который сложился в ходе эволюции».

Комментарий автора: уменьшение числа спонтанных мута­ций ниже сложившегося уровня невозможно, оно определяет­ся частотой появления спонтанных ошибок в генном аппарате клеток организма.

Все сказанное в этой главе показывает, что бесконечно по­вторяемые в многочисленных изданиях заявления о необходи­мости усиления иммунной системы в противораковых целях не имеют ничего общего со здравым смыслом, а предлагаемые для этого рецепты и способы являются заведомым обманом довер­чивого читателя недобросовестными или некомпетентными авторами.

Кроме того, назойливо рекламируемые в качестве противо­раковых средств витамины С и Е (особенно уже изрядно надо­евшие рекомендации проростков из зерен пшеницы, богатые витамином Е) являются некорректной пропагандой антимута­генов, рассчитанной на неподготовленных читателей.

В литературе часто можно встретить рассуждения о возмож­ности «давать раковым опухолям обратный ход». Однако при­дать обратное направление развитию раковой опухоли прин­ципиально невозможно. Для обратного развития раковой опу­холи требуется изменить геном каждой из сотен тысяч опу­холевых клеток в обратном направлении и сделать геномы всех этих опухолевых клеток точно такими, какие существуют в каждой нормальной клетке этого организма. Это неосуществи­мая задача! Раковые опухоли можно только уничтожать! И это необходимо делать так, чтобы не страдали нормальные клетки организма.


Как уничтожить раковые клетки в живом организме?

На им­мунную систему практически никакой надежды нет. Всякий, рассуждающий об усилении иммунной системы и помощи с ее стороны для онкологических больных, вольно или невольно, но говорит неправду. Лучевая терапия раковых опухолей не только не помогает больным, но интенсифицирует развитие опухоли и буквально убивает человека. По нашему мнению, лучевая тера­пия подлежит официальному законодательно оформленному запрету! Хирургическое лечение раковых опухолей в большин­стве случаев способствует гибели больных. Так что же делать в таком случае онкологическому больному? Лечиться и излечи­ваться! Для этого существуют по крайней мере 2 результатив­ных способа, о которых мы говорили в начале главы 1. Один из этих способов — излечение рака ядами. Этому способу излече­ния рака и посвящена эта книга. Яды понадобились по той при­чине, что с их помощью можно излечиться от рака. Но яды нельзя применять так, как это делает официальная онкология при химиотерапии раковых заболеваний.

Автор обращается к читателям с настоятельным советом: необходимо постоянно помнить, что при наличии раковой опу­холи в организме человека должно быть резко изменено отно­шение к привычному понятию «польза для организма». Очень многое из того, что в обычной жизни полезно для организма, при наличии раковой опухоли становится вредным и даже опасным, оказывается на службе раковой опухоли против организма. Особо подчеркиваем, что при онкологических за­болеваниях любое улучшение обеспечения нормальных клеток кислородом используется в первую очередь раковыми клетка­ми для усиления размножения, метастазы начинают увеличи­ваться количественно и в размерах с фантастической скорос­тью. Кислород — злейший враг организма онкологического больного! Поэтому чудовищно звучит совет В. В. Тищенко ис­пользовать в лечебных целях против рака «кислородные пен­ки» (кислородные коктейли).

То же самое относится и к сохранению количества углеводов в питании онкологических больных. Все углеводы в кишечнике превращаются в глюкозу, которой только и питаются раковые клетки. Лишать больного углеводов полностью нельзя, но и со­хранять прежним их количество в рационе недопустимо.

Для онкологических больных применение иглоукалывания (акупунктуры) во всех разновидностях должно быть практи­чески прекращено, так как его результаты окажутся более по­лезными для раковой опухоли. Допускается крайне ограничен­ное применение иглоукалывания в случаях заведомой безвред­ности для организма, страдающего от раковой опухоли.

Заблуждение относительно определяющей роли иммунной системы в противораковой борьбе принимает за рубежом но­вые формы.

Автор получил из Нью-Йорка (США) информацию о кли­ническом центре противоракового направления, расположен­ном на Багамских островах (Фрипорт, остров Большая Бага-ма), вблизи Флориды. Основатель клиники — доктор Бартон.

В центре д-ра Бартона на Багамах не лечат непосредственно раковые заболевания, а направляют усилия на устранение из­вестных в иммунологии дефицитов в иммунной системе чело­века (имуннологическая толерантность, блокирующие антите­ла). Не представляет сложности показать практическую про­тивораковую бесполезность каждого из используемых центром факторов иммунной системы, взятого в отдельности. Особен­но это относится к каждой из системы сывороток, применяе­мых в центре на Багамах. Дело в том, что вся иммунная систе­ма, рассматриваемая в целом, при самом лучшем ее состоянии не содержит необходимого количества противораковых эле­ментов. Даже сумев устранить все дефекты иммунной систе­мы, можно было бы получить эту систему в состоянии иде­альном, но совершенно недостаточном для противораковой борьбы.

Многократные попытки активизироватьТ-лимфоцитыкил-леры (С. Розенберг, США) и увеличить количество элементов иммунной системы (Р. В. Петров и др.) заканчивались тяже­лыми осложнениями вплоть до смертельных исходов. Все эти вопросы подробно исследованы в книгах «Рак: только правда» и «Рак: активная профилактика».Таким образом, девиз центра д-ра Бартона на Багамах: «Мы лечим иммунную систему, но не рак» — в противораковом отношении абсолютно честен, но непродуктивен, бесплоден теоретически и практически. Осо­бенно интересно, что при этом деятельность центра адресована все-таки раковым больным!

Обращает на себя внимание различие характера заблужде­ний относительно определяющей роли иммунной системы в про­тивораковой борьбе в нашей стране и за рубежом. Так, в центре на Багамах американцам предлагают высочайшее понимание самых последних достижений иммуннологической науки в со­четании с высочайшим техническим уровнем исследований. У нас сплошь и рядом многочисленные авторы что-то слышали об иммунной системе, но даже не потрудились познакомиться с ней хотя бы поверхностно, и выстраивают на таком фундаменте свои противораковые действия, советы и т. п., бросаясь налево и на­право терминами «иммунная система», «иммунная защита», «клеточный иммунитет» без элементарного понимания, что же это такое есть на самом деле. Примеры можно найти практичес­ки в любой популярной книге о раке.


МЕХАНИЗМ УНИЧТОЖЕНИЯ РАКОВОЙ ОПУХОЛИ ЯДОМ

Известный венгерский исследователь А. Балаж в книге «Биология опухолей. Сомнения и надежды» (1987) рассужда­ет на онкологические темы:

«Для человека размножение клеток — благо, но оно мо­жет быть и несчастьем. Благо — потому, что оно лежит в ос­нове сохранения вида и роста индивидуума, заживления ран и защитных реакций организма. Несчастье — когда этот про­цесс выходит из-под контроля регуляторных факторов и на­чинается безудержный опухолевый рост».

Ученый отмечает, что для раковых клеток под микроскопом практически не существует общих опознавательных призна­ков. Это очень важная мысль. Она остается важной для нас и после следующего разъяснения:

«В настоящее время не известно ни одного морфологи­ческого признака, который был бы присущ исключительно раковым клеткам. Однако тщательное исследование, оцен­ка и сопоставление изменений, наблюдаемых светооптическим и электронно-микроскопическим методами, позволит с уверенностью установить злокачественное перерождение клеток».

Итак, для раковых клеток не известно ни одного морфоло­гического признака, отличающего их от нормальных клеток. Но нам позарез нужен отличительный признак раковых кле­ток, да еще такой, чтобы с его помощью можно было бы уничто­жить раковые и не повредить при этом нормальные клетки!

Однако почему биология, онкология и иммунология ищут только морфологические («конструктивные») отличительные признаки раковых клеток и почему обязательно под микроско­пом? А что если поискать отличительные признаки раковых клеток не морфологические и не под микроскопом? Лишь бы эти отличительные признаки раковых клеток позволяли вести противораковую борьбу в организме!

Вспомним одну очень важную особенность раковых клеток, которую нельзя назвать морфологической и которую нельзя увидеть под микроскопом: для раковых клеток характерен бо­лее высокий уровень обмена веществ (метаболизма). Эта осо­бенность раковых клеток является основой того факта, что ра­ковые клетки отличаются от нормальных ускоренным, безудер­жным размножением, а затем и проникновением, прорастанием в окружающие здоровые ткани и образованием метастазов.

Известный онколог А. И. Гнатышак в курсе «Общая клини­ческая онкология» (1998) уверенно говорит:

«Какая-либо особенность, свойственная всем типам опу­холевой клетки, которая могла бы обусловить общий меха­низм действия противоопухолевых препаратов, пока неиз­вестна».

Но в наших руках оказалось такое свойство, которое харак­терно для всех раковых клеток — это их более высокий уровень обмена веществ. Мы имеем одно общее свойство для клеток самых различных раковых опухолей.

А. Балаж (1987):

«Ни один из методов лечения, применяемых в современ­ной медицине, не является опухолеспецифическим. С их по­мощью уничтожаются вообще все делящиеся клетки неза­висимо оттого, нормальные они или раковые. Уже одно это надо рассматривать как большое достижение медицины, но, к сожалению, этого недостаточно. Оптимальным было бы положение, если бы в наше распоряжение попало опухоле-специфическое вещество, которое уничтожало бы исключи­тельно раковые клетки. Таким веществом мы, к сожалению, не располагаем. Ведь, как мы уже подчеркивали, не извест­но ни одной истинно «раковой» реакции, ни одного исключи­тельно только «ракового» физиологического или морфологи­ческого признака. Но именно это делает понятной рациональность того поистине сизифова труда, который направлен на поиск хотя бы одного признака, по которому можно было бы отличить раковую клетку от нормальной!»

Но мы смеем утверждать, что в наших руках есть один такой признак, который позволяет не столько отличать все и всякие раковые клетки от нормальных (это и необязательно), сколько уничтожать все и всякие раковые клетки, оставляя в живых здоровые нормальные клетки организма, пораженного раковым заболеванием. Этот признак — более высокий уровень обмена веществ! А это означает и более высокий уровень потребления питательных и пластических («строительных») веществ, если хотите, то очень высокую «прожорливость» раковых клеток.

Попробуем теперь «накормить» организм человека, имею­щего раковую опухоль, специальным (не всяким!) клеточным ядом в очень малой дозе. Схематически результат представлен на рис. 1.

Справедливым будет вопрос читателя: что это за специаль­ный яд, о котором идет речь? Пригоден далеко не всякий яд из тех, с которыми знакомо человечество.

clip_image002

Рис. 1. Схема результатов введения специального яда в организм ракового больного

Деление клеток при их размножении в организме человека носит специальное название «митоз». Это так называемое непрямое клеточное деление. Так вот, необходим только такой яд, который называют «антимитотическим», то есть прерыва­ющим, разрушающим деление (митоз) клеток — гибнет деля­щаяся клетка, не оставляя потомства.

Сообразительный читатель уже приготовил вопрос: совре­менная онкология при химиотерапии тоже использует антимитотические яды. В чем отличие?

Современная химиотерапия раковых опухолей берет нача­ло от случайного противоракового результата, полученного после газовой атаки, и притом во время первой мировой войны. Особый размах химиотерапия получила в годы после второй мировой войны, когда было доказано, что производное сильно­го боевого отравляющего вещества — горчичного газа (ипри­та) — азотистый иприт — обладает противоопухолевым дей­ствием.

С тех пор на противораковую (цитостатическую) актив­ность было испытано более чем 300 тыс. веществ. В результате в 1975 году для лечения рака в клиниках применялось 30 противопухолевых веществ, а к концу 80-х годов — около 70. Все цитостатики — яды. В их число входит и группа ядов — антимитотических веществ (антимитотиков). Эти вещества представ­ляют собой растительные экстракты, алкалоиды вида Vinca. Наиболее известные из них — винбластин и винкристин.

Химиотерапевтические препараты сначала повреждают, а за­тем уничтожают самые разнообразные делящиеся клетки в орга­низме, раковые и нормальные. Цитостатики токсичны, и это (к сожалению, только это!) определяет в химиотерапии грани­цы допустимых дозировок. Все цитостатики в той или другой степени повреждают иммунную систему организма, который может оказаться беззащитным против инфекций и вирусов. Цитостатики подавляют образование лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов в кроветворных органах, что приводит к крово­точивости и снижению сопротивляемости инфекциям. Может снижаться уровень кальция в плазме. Появляются воспаление и кровоточивость слизистой ротовой полости; повреждение слизистой желудка и кишечника вызывает потерю аппетита и тошноту. На коже может усилиться пигментация, на коже стоп и ладоней возникают мелкие язвы; начинается выпадение волос, которое иногда приводит к полному облысению. Иногда наблюдаются нарушения функции печени, почек, легких и сердечной мышцы. Большинство цитостатиков ослабляет и поло­вую функцию, что у мужчин приводит к временной импотен­ции, а у женщин — к нарушениям менструального цикла. Боль­шие дозы алкилирующих веществ (цитостатики другого типа) повреждают и центральную нервную систему, что проявляется в головокружениях, рвоте, невритах, снижении слуха, а в виде исключения — даже в немоте. Все перечисленные побочные явления никогда не проявляются все вместе.


Правила при применении ядов для излечения рака

Применение ядов для излечения рака требует соблюдения ряда простых правил:

1. Лечение раковой опухоли ядами необходимо начинать, не обращая внимания на степень развития опухоли. Естественно, чем раньше начато лечение, тем быстрее и легче на­ступает излечение. В некоторых случаях можно не успеть дойти до излечения, для этого может просто не хватить вре­мени. Но человек избавляется от жестоких болей. В этих последних случаях никакие другие способы лечения не спасают больного.

2. В определенной степени яды-цитостатики повреждают все клетки, способные размножаться, как опухолевые, так и нормальные. Задача заключается в том, чтобы выбрать такую методику лечения ядами, которая позволяла бы нанести опухолевым клеткам вред и погубила их, не нанося замет­ных повреждений нормальным клеткам организма. Такие методики найдены, они известны.

3. Для приближения действующего вещества яда к раковым клеткам в необходимом количестве целесообразно допол­нительно вводить яды, например в прямую кишку при опу­холи в ней и т. п.

4. Лечение ядами необходимо начинать, не обращая внима­ния на имевшие место хирургические или радиологические вмешательства.

Обычно у больного наступает улучшение состояния (ремис­сия), наблюдается ослабление симптомов болезни. Достаточно быстрое окончательное выздоровление больного хотя и имеет место, но не является характерным. Как правило, лечение долж­но продолжаться в течение достаточно длительного времени (не­сколько месяцев, а в тяжелых случаях — несколько лет).

Обратите внимание, уважаемый читатель, каким образом поступает официальная онкология, причем во всем мире! Что­бы добиться окончательного выздоровления больного побыс­трее, сразу после первого курса лечения цитостатиком, при­меняют самые высокие дозы, какие больной может вынести (А. Балаж, 1987), позже назначают поддерживающую дозу. Таким способом официальная химиотерапия уничтожает и ра­ковые клетки, и нормальные клетки. В результате чаще всего по­гибает больной. Схема действия химиотерапии приведена на рис. 2.

А. Балаж (1987) честно говорит о химиотерапии:

«Совершенно ясно, что лечение, даже в периоды ремис­сии, является серьезным душевным испытанием как для больного, так и для его близких».

Больные, перешедшие на лечение ядами, обычно с ужасом вспоминают перенесенное ими до этого химиотерапевтическое лечение.

clip_image004

Рис. 2. Схема результатов современной химиотерапии: гибнут и раковые, и нормальные клетки, погибает организм

Трудно найти разумное объяснение такому всеобще­му химиотерапевтическому «безумству» современной онколо­гии, но факт остается фактом. Международный онкологичес­кий консилиум сообщает (АиФ. 2000. №21):

«Сегодня проведение химиотерапии без защитных средств считается в современной медицине нанесением тяжелых уве­чий и в некоторых странах Европы и США даже преследуется в судебном порядке. Известно, что прямое наступление химио­терапии на опухоль чаще всего убивает самого пациента, а бо­лезнь в данном случае умирает последней».

В то же время наконец-то автору удалось наблюдать врача, успешно практикующего онкологических больных, действия которого построены, по нашему мнению, на переводе некото­рых давно применяемых в онкологии ядов на концентрации, приближенные к рекомендуемым в методиках народных цели­телей — В. В. Тищенко и других.

Необходимо очень значительно уменьшить дозировки офи­циальной химиотерапии, не доводя их в то же время до безре­зультатности или до состояния баланса в организме противо­раковых и раковых влияний. Время лечения при этом увеличи­вается, но исчезает в буквальном смысле слова убийственное действие на больного официальной химиотерапии, давно за­служившей крайне дурную славу у пациентов.


СКОЛЬКО РАЗНЫХ ЯДОВ НЕОБХОДИМО ДЛЯ ИЗЛЕЧЕНИЯ РАКА?

Известно, что у некоторых раковых клеток может наблю­даться нечувствительность к отдельным цитостатикам или же в ходе лечения у них может развиться резистентность (сопротивляемость, устойчивость) к ним. Устойчивость может раз­виться по нескольким причинам: изменение структуры фер­ментов клетки или путей обмена веществ в ней, модификация усвоения и выведения яда и др. Особенно опасен такой тип ре­зистентности, когда возникает нечувствительность не только к данному, но и ко всем цитостатикам.

Задача состоит в том, чтобы подобрать такие яды, которые вызывали бы минимальное развитие нечувствительности к ним у опухолевых клеток. Именно такими свойствами обладают некоторые яды растительного и нерастительного происхожде­ния, которые мы будем рассматривать в этой книге.

Современной онкологии при проведении химиотерапии приходится сталкиваться с природной и приобретенной устой­чивостью к химиопрепаратам. Приобретенная устойчивость к химиопрепарагам — это биологическое явление, присущее жи­вой клетке, свойство, определяющее приспособляемость орга­низма к изменяющимся внешним условиям и позволяющее клетке выживать в новых условиях.

М. Преснов и В. Горбунова пишут о лекарственной устой­чивости новообразований в «Медицинской газете» (1987):

«Ее приобретают все опухоли и ко всем препаратам, к ко­торым они были чувствительны к началу лечения».

Этот феномен приобретенной устойчивости создает опреде­ленные трудности для химиотерапевтов-онкологов. В руках клиницистов должен быть не один активный противоопухоле вый комплекс, а их «неперекрещивающийся набор».

Если в официальной химиотерапии до сих пор целью настойчивых стремлений было получение чуждых организму (э»зогенных) в той или иной степени токсичных лекарственных веществ, то нашим стремлением должен быть максимально удачный выбор по крайней мере двух-трех разных ядов, позволяющих надежно добиваться излечения самых разных раковых заболеваний.

Итак, нужны два-три разных яда, способных при поочередном применении победить любые варианты рака. Такие яды есть. И они доступны практически любому раковому больному.

Важные замечания:

• Никогда не следует применять одновременно два (или более) разных яда для излечения рака. В нужный момент может не оказаться нового излечивающего яда на смену тому, к которому раковые клетки уже успели выработать устойчивость.

• Не следует применять один и тот же яд для излечения рака слишком долго. Опыт народных целителей показывает, что длительность применения одного яда не должна превышать восьми месяцев для болиголова и равных ему ядовитых растений.

Разными авторами в научной литературе и народными целителями чаще всего предлагаются следующие яды для излечения рака:

Летальная (смертельная) разовая доза при приеме внутрь:

Аконитин (алкалоид растения аконит, борец) 4 мг

Колхицин и колхаыин (алкалоиды из клубней луковиц растений безвременник великолепный и безвременник осенний)

Конин (алкалоид растения болиголов пятнистый) Солянокислый семикарбазид с йодистым кадмием

Сулема

Иприт (внутривенно), только для сравнения

Необходимое дополнение. Весной 1996 года автор получил письмо из Киева от Ярослава Захаровича Яворского. В книгах автора «Рак: только правда» и «Рак: активная профилактика» (2000) взглядам Я.3.Яворского на проблему развития и лече­ния рака уделено достаточно места. Но в 1996 году книга еще не была издана, и в ответном письме Яворскому пришлось на­писать:

«Я должен Вас огорчить, мое понимание роли холестери­на и гипоксии в развитии раковых заболеваний и возмож­ности лечения больных снижением в организме уровня хо­лестерина крови и гипоксии очень серьезно отличается от Вашего. Соответственно об этом написано в моей книге».

К письму Я.3.Яворского были приложены ксерокопии «Ин­формации о результатах теоретических и экспериментальных разработок Ярослава Яворского» (на англ. яз.), «Перечня паци­ентов, излеченных методом Я. Яворского» (на англ. яз.), содер­жащего 12 фамилий пациентов, а также ксерокопия «Краткого описания метода лечения рака» (на англ. яз.).

Автору не известна подлинная сущность метода лечения рака, применяемого Я.3. Яворским. Это его «ноу-хау», и ника­ких претензий к нему не может быть. Теоретические основания метода никуда не годятся, и они совершенно не соответствуют его практическим результатам. Но практика Яворского хоро­ша. Автор долго пытался понять, что же на самом деле привело Яворского к практическим успехам, причем осталось не осоз­нано самим Яворским. Некоторые наши предположения были получены из приложений к письму Яворского. По нашему мне­нию, его успехи основаны на применении антимитотических растительных ядов в оптимальных дозах (по типу основной методики В. В. Тшценко). Известно, что Яворский лечит в ос­новном травами. Вот что написано в его письме (перевод автора с англ.):

«Используются только витамины, неорганические веще­ства и природные препараты, полученные из растений и жи­вотных. Их токсичность в рекомендуемых дозах несоизме­рима с токсичностью химиотерапевтических препаратов или повреждениями от лучевой терапии»

Единственное, что можно здесь сказать, — противораковая практика Я.3.Яворского, скорее всего, находится в правильных границах применения антимитотических ядов. Мы не знаем, какие яды применяет Яворский, и не можем сказать, включены ли эти яды в наш перечень и каково их место в этом перечне. Те, кто захочет лечиться у Ярослава Захаровича, найдут его в Киеве сами, адрес не сообщается без согласия Яворского.


СУЛЕМА В КАЧЕСТВЕ ЯДА ДЛЯ ИЗЛЕЧЕНИЯ РАКА

В справочнике М. Д. Машковского «Лекарственные сред­ства» сказано, что сулема (ртути дихлорид PIgCl2) является весьма активным антисептическим средством и обладает высо­кой токсичностью. Применяют ртути дихлорид (сулему) в ра­створах (1:1000 — 2:1000) для дезинфекции белья, одежды, для обмывания стен, предметов ухода за больными, для дезинфек­ции кожи. Употребляют также при лечении кожных заболе­ваний.

У аптечных работников, как оказалось, есть официальное указание, запрещающее применение сулемы в качестве дезин­фицирующего средства из-за ее высокой токсичности.

«Справочник терапевта» под редакцией профессора И. А. Кассирского (1973) заявляет: смертельная доза сулемы HgCl2npn приеме внутрь — 0,5 г. Другие справочники подтверждают: ле­тальная доза (ЛД) при приеме сулемы внутрь — 0,5 г.

Георге Могош в книге «Острые отравления. Диагноз. Ле­чение» (Бухарест, 1984) пишет: «Сулема. Средняя летальная доза для взрослого человека равняется 1-4 г, однако сооб­щены и случаи смертельного исхода после заглатывания даже 0,5 г».

Вот что пишет о сулеме В. В. Тищенко:

«Сулема. Нельзя пройти и мимо древнего практического средства — сулемы. Джек Лондон упоминает в одной из сво­их книг сулему как древнее восточное средство по наруж­ным опухолям. Однако для сулемы все едино — что внутрен­ние, что наружные — она одинаково эффективно подавляет и те, и другие. Для меня сулема — одно из самых прекрасных практических средств: редко какой рак устоит против нее. Однако следует заметить, что насколько она сильна про­тив рака, настолько и свирепа для организма как яд. Это неистово лютое средство очень опасно для почек — при от­равлении смерть наступает из-за поражения почек. Поэтому сулемой хорошо лечиться под наблюдением врача и еще лучше — в клинике.

...Если когда-либо вы страдали почками — о сулеме за­будьте.

...Общая методика по приему сулемы выглядит так:

Сулема аптечная — спичечная головка сухого порошка (по объему) — на 3 л дистиллированной воды — рабочее раз­ведение, или хирургическое разведение 1:1000. Взять 250 мл разведения, добавить 750 мл дистиллированной воды. Принимать три раза в день за час до еды с водой.

На 100 г сырой воды дать чайную ложку разведения — 15 дней.

На 150 г — десертную ложку — 15 дней.

На 200 г — столовую ложку — до выздоровления.

Остерегаться передозировок. Побочные явления: отеки под глазами, боли в области почек, задержка мочи. Препа­рат может накапливаться в организме, поэтому через неко­торое время к нему может появиться отвращение. В этом случае необходимо начать снижение дозы до одной чайной ложки так же постепенно, как и наращивали, и, пробыв на малой дозе 15 дней, снова подняться до нормы (постепен­но). При побочных явлениях дозу уменьшить и более не по­вышать. При ухудшении прекратить прием, сделать перерыв несколько дней и затем продолжать лечение с малой дозы, доводя до безопасной.

При наружных опухолях смазывать кисточкой, смоченной в растворе, 3-4-5 раз в день».

Особый размах разговоры и публикации о применении су­лемы для лечения рака приобрели в связи с препаратом «Витурид» Тамары Васильевны Воробьевой.

Обычно публикации о «Витуриде» Т. Воробьевой строятся по одной схеме: миллионы людей во всем мире страдают от страшного заболевания, имя которому рак. Человечество с не­запамятных времен бьется над этой проблемой. Ученые с мировыми именами на всемирных конгрессах по раку клянут на все лады химиотерапию, лучевую терапию и вообще традици­онные методы лечения. А вот Т. Воробьева утверждает, что у таких больных есть научно обоснованная надежда на выздоров­ление. Достаточно иметь предложенный ею препарат «Виту-рид». Очень давно известное свойство ртути воздействовать на раковые опухоли Т. Воробьева дополнила практически неток­сичной концентрацией сулемы в препарате. Этим Воробьева исправила катастрофическую ошибку современной официаль­ной онкологии, применяющей очень высокие концентраций ядов при лечении раковых больных.

Восхваляя Т. Воробьеву и ее препарат, газеты иногда пуб­ликуют фантастические небылицы, которые, скорее всего, ини­циированы самой Т. Воробьевой. Так, газета «Смена» (1996. 16 мая) сообщает: «При введении препарата в организм он про­никает в пораженные клетки, восстанавливая их. И это обстоя­тельство необходимо подчеркнуть особо». Конечно же, восста­новление раковых клеток принципиально невозможно. Рако­вые клетки должны быть полностью уничтожены в организме.


ВИТУРИД

Из газетных сообщений стало известно, что в августе 1995 года но инициативе Международной академии ЮНЕСКО и министерства здравоохранения Республики Карелия в г. Пет­розаводске прошел международный симпозиум «"Витурид". Роль ртути в жизнедеятельности организма». В своем докладе Н. Р. Дядищев, заместитель директора по науке Научно-иссле­довательского центра токсикологии и регламентации биопре­паратов, сказал буквально следующее: «После лечения опухо­левая ткань замещается молодой соединительной тканью», чем посрамил научную онкологию, утверждающую по старинке, что раковые опухоли тканей не образуют. Там же Т. В. Плетне­ва, химик, профессор Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, доложила: «Ионов ртути 2+ в "Витуриде" нет. Они связаны в нетоксичный прочный комплекс с серой. А это значит, что препарат абсолютно безвреден и нетоксичен». А вот автор институтского курса «Общая химия» (1971) Н. Л. Глин­ка сообщает: «Водный раствор сулемы практически не прово­дит электрического тока. Таким образом, сулема является од­ной из немногих солей, которые почти не диссоциируют в ра створе на ионы» — и тут же называет сулему сильным ядом. Следовательно, отсутствие в растворе ионов двухвалентной ртути одновременно сочетается с высокой ядовитостью сулемы. Малыми концентрациями сулемы в «Витуриде» Т. Воробьева снижает ядовитость препарата, но она не понимает самого главного, коль скоро утверждает полное отсутствие ядовитости «Витурида». По сообщению И. А. Филипповой (Исцеление возможно. 1997), это же утверждают руководители Центра Т. Воробьевой в Петрозаводске, и они тоже не пони- мают самого главного. Не понимает этого и профессор Т. В. Плетнева из Москвы. А самое главное заключается в том, что при отсутствии ядовитости препараты сулемы не имеют никакого смысла в противораковой борьбе в организме. Весь противораковый смысл «Витурида» только и состоит в ядовитости растворов сулемы! Именно в ее антимитотической ядовитости! Убрав ядовитость «Витурида», Т. Воробьева своими руками уничтожила его противораковые возможности!

Естественно, в каждой публикации о «Витуриде» и Т. В. Во­робьевой рассказывается об «истоках» этого препарата: семью погорельцев из казахского Петропавловска, в которой семеро детей (в их числе и восьмилетняя Тамара), переселили в забро­шенный дом бывшего священника. На чердаке осталась его большая библиотека. В одной из книг случайно оказался лис­ток со старым рецептом. Девочка его запомнила.

А через 20 лет Тамара Воробьева, химик-аналитик на обо­ронном заводе, чудом уцелела после мощного взрыва. Еще че­рез несколько лет у нее обнаружилась опухоль матки. Какая связь между тем эффектным взрывом и опухолью именно мат­ки — из публикаций непонятно. Оставалось жить совсем мало, и тут выручил тот рецепт священника. Дальше было чудо — на 28-й день Т. Воробьева была здорова! Воробьевой приходилось оказывать подобную же помощь знакомым людям. Однако чудо теперь повторить не удается — раковые опухоли матки «Витуридом» за 28 дней не ликвидируются.

После телемоста В. Познера на ЦТ в 1988 году, посвящен­ного проблемам рака, Т. Воробьева стала активно заниматься внедрением «Витурида» в практику. В 1992 году Т. Воробьева получипа патент в США, а в 1993-м — сразу 4 патента в России на способы лечения опухолевых заболеваний. В России патен­ты не выдавали до получения патента США. Как и полагается, у Т. Воробьевой появились не только сторонники, но и оппоненты.

Газеты и книги сообщают, что в настоящее время в Карелии в г. Петрозаводске организован медицинский центр «Витурид», который непосредственно занимается клиническим изучением препарата. При лечении рака врачам Центра удается добивать­ся значительного положительного эффекта, который включает в себя как уменьшение размера опухоли и исчезновение мета­стазов, так и ее регресс (?).

Упомянутая выше газета «Смена» пишет, что в центре «Ви­турид» вылечивают, например, больных бронхиальной астмой, язвенной болезнью. Это теоретический абсурд газеты.

Автор с большим уважением относится к Тамаре Василь­евне Воробьевой и ее препарату «Витурид». Однако, когда по­требовалось дать совет тяжелому онкологическому больному, к кому обратиться за помощью: к Т. В. Воробьевой или И. И. Гарсеванишвили, автор отдал предпочтение Ираклию Иосифо­вичу Гарсеванишвили, предварительно побывав в филиале фирмы «Витурид» в Гатчине и у И. И. Гарсеванишвили.

В чем здесь дело? Почему тогда было принято такое реше­ние?

В предисловии к книге Н. В. Шевченко «Рак: безнадежных больных нет!» (1997) редактор вестника «Здоровый образ жиз­ни» Анатолий Коршунов прекрасно сформулировал ответ:

«Что же касается "Витурида", то курс лечения этим препа­ратом, во-первых, чрезвычайно дорог, а во-вторых, повто­ряю, мы не имеем ни одного свидетельства непосредствен­но от наших читателей, которые с успехом применяли бы "Ви­турид"».

«ВН» (1997. № 51) опубликовал письмо читателя, сообща­ющего об отрицательных результатах приема «Витурида», а за­одно и метода Н. В. Шевченко (растительное масло с водкой). Корреспондент «перешел на болиголов».

Автор этой книги не имеет принципиальных возражений против лечения рака сулемой, но не рекомендует своим читате­лям пользоваться сулемой для этой цели по следующим соображениям. Посмотрите на перечень ядов, которым заканчива­ется предыдущая глава 4. Сулема — самый слабый яд в этом перечне. Она в 10 раз слабее (по ядовитости) колхицина с колхамином и в сто с лишним раз слабее аконитина. Сулема в три с лишним раза слабее кониина (действующего вещества расте­ния болиголов пятнистый). Поэтому автор будет рекомендо­вать своим читателям кониин, колхицин с колхамином и ако­нитин и не будет рекомендовать сулему.

На этом, казалось бы, можно было и закончить наш разго­вор о сулеме (и «Витуриде»). Но поразительная энергия и «не­заурядные пробивные качества» Тамары Васильевны Воробь­евой заставили автора еще раз перечитать посвященную ей гла­ву «Знакомый незнакомец "Витурид" в книге журналиста И. А. Филипповой «Исцеление возможно». И. Филиппова была приглашена в центр «Витурид Плюс» и побывала в Пет­розаводске.

И. Филиппова с большой симпатией пишет о Т. Воробье­вой. Это самое толковое описание деятельности центра «Виту­рид Плюс». Особенно удалась И. Филипповой главка «Как ле­чат в Петрозаводске». Становится понятным, что многие прин­ципы и процедуры, выполняемые в центре, не только не являются следствием каких-то доказанных положений, а поза­имствованы без осмысления из многочисленных публикаций и даже вредны при лечении рака.

Те, кто читал наши книги «Рак: только правда» и «Рак: актив­ная профилактика» (2000), знают, что улучшение кровообраще­ния раковой опухоли, сопровождающееся увеличением снабже­ния раковых клеток кислородом, питательными и пластическими веществами, является злейшим врагом организма, больного ра­ком. Видимые метастазы увеличиваются количественно и в размерах (например, на шее) буквально с каждым днем: вчера один, сегодня уже три и т. д. И. Филиппова пишет, что в Петрозаводске применяют скипидарные ванны по Залманову:

«Эти ванны открывают капилляры, восстанавливают кро­воснабжение в тканях, обеспечивают приток кислорода и дренаж для удаления метаболитов».

Трудно придумать что-либо более вредное для онкологических больных!

Подведем итог наших рассуждений о применении сулемы против рака. Повторим, что автор с искренним уважением от­носится к Тамаре Васильевне Воробьевой (ее организаторские способности просто фантастичны!) и ее препарату «Витурид». С таким же уважением автор относится к трем академикам, де­сяти докторам наук, двенадцати кандидатам наук, сотруднича­ющим с фирмой «Витурид». Автор с должным вниманием рас­смотрел опубликованные результаты лечения онкобольных «Витуридом». Для тех, кто захочет лечиться этим препаратом, автор сообщает телефоны фирмы «Витурид Плюс» в Петроза­водске: (814-22) 674-80, 677-84, 672-11, 670-49; телефоны в Санкт-Петербурге: (812) 221-57-19, 249-82-54; телефон в Гат­чине: (271) 349-31.

Однако по совершенно объективному показателю — срав­нительно слабой ядовитости — автор не рекомендует читате­лям применение сулемы для излечения раковых заболеваний. «Витурид» оказывается вообще бесполезным, если больной до этого подвергался химиотерапии или радиотерапии. В следую­щих главах этой книги мы исключим сулему из рассмотрения. Добавим, что И. А. Филиппова несколько раз называет «Ви­турид» иммуномодулятором, непосредственно влияющим на иммунную систему, подстегивая ее на борьбу с вирусами. Это досадная ошибка. Как и любой антимитотический яд, сулема («Витурид») и «все применяемые в клинике цитостатики на­рушают иммунореактивность организма. Это тяжелое послед­ствие лечения... Цитостатики подавляют образование лейкоци­тов, эритроцитов и тромбоцитов в кроветворных органах...» (А. Балаж, 1987).

Таким образом, сулема («Витурид») является иммуномоду­лятором, безусловно ослабляющим защитные силы организма. «ВН» в № 66 (1998) приводит данные из письма своей чита­тельницы: "Витурид" на 2 месяца стоит 4000 рублей!» После­довало обращение редакции к читателям:

«Где ж их взять? Откликнитесь, пожалуйста, кто-нибудь. Нам нужно ваше подтверждение о положительном действии "Витурида". За это время (несколько лет. — М. Ж.) в редак­цию не поступало ни одного сообщения о том, что кого-то "Витурид" спас».


СЕМИКАРБАЗИДКАДМИЕВАЯ ТЕРАПИЯ РАКА

Сначала небольшое отвлечение от материала этой главы - читатель должен быть готовым отвергнуть часто пропаганди руемое заклинание для раковых больных: «Боже упаси от са- молечения!» После постановки точного диагноза квалифици- рованным специалистом больному в основном придется заниматься самолечением.

История метода излечения рака семикарбазидкадмиевыми препаратами — это история борьбы официальной онкологии представленной в России школой академика Н. Н. Блохина известного хирурга-онколога, с супругами Качугиными и методикой, которую иногда необоснованно называют «безуко- ризненно выдержанной теоретически и методологически» (Киреев А. Рак излечим! 1999).

На самом деле теоретические основания методики Качугиных никуда не годятся, а вот практика очень хороша — выздо­ровление более чем в половине случаев, даже на поздних ста­диях болезни и после ужасов традиционного лечения.

Семикарбазидкадмиевая терапия рака разработана Анато­лием Трофимовичем Качугиным и его женой Беллой Яковлевной Качугиной.

Анатолий Трофимович Качугин умер в 1971 году. Это был чрезвычайно и разносторонне одаренный и образованный че­ловек. Противодействие официальной медицины А. Т. Качугин впервые испытал, когда в 40-х годах разрабатывал тубазид противотуберкулезный препарат на основе семикарбазида, гидразида изоникотиновой кислоты (ГИНК). Через два года за рубежом опубликовали ту же технологию и немедленно при знали препарат. Теперь тубазид и его аналоги широко приме­няются в лечебной практике.

Для противораковой терапии А. Т. Качугин посчитал опти­мальным применение солянокислого семикарбазида с добавле­нием йодистого кадмия.

С августа 1957 года началась отвратительная со стороны официальных медицинских органов разных высоких уровней борьба против замечательных фактов излечения рака Качуги­ными. Особую роль в противостоянии играл президент АМН академик Блохин. Сейчас стыдно читать о непорядочных мето­дах давления на Качугиных со стороны президиума АМН СССР и Минздрава СССР в 50-60-е годы. В 1962 году был из­дан приказ по Минздраву СССР, запрещавший применение солянокислого семикарбазида и йодистого кадмия в лечении рака.

Теперь ясно, что у А. Т. Качугина не было никакой возмож­ности противостоять недобросовестному давлению Блохина: у Качугина не было теоретических оснований своего метода. Подлинных оснований нет и сегодня. Мы впервые обосновыва­ем противораковое действие семикарбазидкадмиевой терапии Качугиных ее антимитотической токсичностью. Свое основание мы базируем на экспериментах чешского ученого И. Паржизека, доказавших, что кадмий блокирует деление зародышевых кле­ток, что практически равносильно его способности блокиро­вать деление интенсивно размножающихся клеток любого типа (антимитотическая ядовитость кадмия). Эти данные И. Пар­жизека позднее подтверждены французскими биохимиками (Ванг, Бало, Раймон). Во времена А. Т. Качугина к такому вы­воду прийти было очень трудно, естествознание не достигло нужного уровня развития.

Еще долго после 1962 года Блохин и его высокопоставлен­ные сторонники буквально терзали Качугина. Безобразную роль в этом неравном поединке играла газета «Правда», изощ­ренно обыгрывавшая некоторые непринципиальные неточно­сти А. Т. Качугина.

Справедливости ради отметим, что Качугиных поддержива­ли некоторые видные ученые (академики Кнунянц, Берг и др.), но не они «вершили суд» в отечественной онкологии. Журнал «Изобретатель и рационализатор» опубликовал в 1971 годе статью Б. Я. Качугиной о практических результатах семикарв базидкадмиевой терапии рака. Но Н. Блохин и «Правда» не оставили это выступление без начальственного окрика. При этом Н. Н. Блохин в книге «Химиотерапия злокачественным опухолей» (1977) не постеснялся «позаимствовать» у А. Т. Качугина его наработки и представил читателям препараты нитрозоалкилмочевины — химические аналоги семикарбазида — как созданные под руководством Н. Н. Блохина новые препараты.

До самой своей смерти (а умер он несколько лет назадш Н. Н. Блохин обеспечивал официальное игнорирование метода Качугиных, хотя иногда втихомолку по прямому неофициальному распоряжению академика Блохина безнадежных больных направляли к Качугиным.

В 1977 году Белла Яковлевна Качугина ушла на пенсию, но дело Качугиных продолжает. К сожалению, Б. Я. Качугина и сегодня опирается на ошибочные, по нашему мнению, теорети-ческие положения, о чем свидетельствует статья, опубликованная ею в 1994 году в соавторстве с В. В. Ткаченко.

В последние годы Б. Я. Качугина наконец-то получила до­кументы, защищающие авторов качугинских противораковых препаратов и способов их лечебного применения. Заявки на авторские свидетельства рассматривались чуть ли не 50 лет! с 1948 года! За эти годы во многих странах уже давно выпуска­ются аналоги семикарбазида, и разговоры о защите авторских прав потеряли смысл.

А. Киреев в книге «Рак излечим!», посвященной Качугиным и их методу излечения рака, считает, что существует «общепла­нетарная» причина того, что качугинский метод и поныне не получил широкого применения. Дело в том, что противодей­ствие любым нарушителям медицинского единомыслия очень сильно во всем мире, а не только в бывшем СССР или нынеш­ней РФ. В той же Америке онкологический клан, охраняя свое лидерство и, значит, благосостояние от конкурентов, следит за незыблемостью положения вещей даже бдительнее, чем у нас за нею следило ведомство Блохина. Дошло до того, что канад­ского исследователя Гастона Нессая посадили в тюрьму за при менение созданного им онкологического препарата, спасшего около 2 тыс. (!) жизней, но не разрешенного фармкомитетом!

В нынешней России положение кажется аналогичным, но сходство тут поверхностное. По сути, у нас больше нет лидиру­ющего онкологического клана. Школа Блохина по-прежнему считается официальной, но властям, занятым делами и пробле­мами, абсолютно не связанными с повседневной жизнью насе­ления, до нее столько же дела, сколько до «альтернативщиков», включая Качугину. Патенты ей выдали, но помощи в организа­ции лечения больных оказывать не собираются.

Этот же автор описывает принципиально важную для нас сцену, которая потребует нашего комментария:

«Академик Блохин задал простой и логичный вопрос: по­чему же, мол, граждане новаторы, ваши препараты лечат какие угодно опухоли, где попало расположенные? У нас вот для каждого рака свое лекарство, а у вас одни и те же на все случаи жизни... Ответа не нашлось. И когда Блохин подыто­жил: "Вы сами еще не знаете, на что и как действует ваш препарат", возразить было нечего».

Наш комментарий: ни академик Блохин, ни А. Т. Качугин не понимали, что то общее свойство всех раковых опухолей, о котором они, видимо, не раз говорили, не осознавая смысла, а именно их безудержный рост, в несколько раз повышенный метаболизм (обмен веществ), может быть использовано для излечения рака любого вида и расположения одним и тем же аитимитотическим ядом. На все виды рака — один яд! Во избе­жание приспособления к нему раковых клеток целесообразно иметь на смену ему другие яды такого же типа.

Сама пригодность семикарбазидкадмиевой терапии рака Для излечения всех и всяких его разновидностей говорит о том, что действующим началом в этой терапии является ее антими-тотическая токсичность. Особо важно подчеркнуть, что дело здесь не в том, чтобы искать нечто общее в происхождении раз­ных видов рака (эту ошибку делает сегодня Б. Я. Качугина), а в том, что при любых разных вариантах происхождения рака по­лучается один и тот же результат, все разновидности рака при­обретают общее свойство — безудержные метаболизм и раз­множение!

Не понимая существа вопроса, А. Киреев заявляет, что уничтожение раковых клеток в организме равносильно удале- нию выделений из носа при насморке вместо закапывания в нос галазолина. Это беспардонное передергивание: уничтожение раковых клеток и есть уничтожение единственной раковой oпухоли и ее метастазов, то есть уничтожение первоисточника заболевания, который только и остался в организме после действия канцерогена. Не уничтожать раковые клетки нельзя - иначе ими будет уничтожен организм. После уничтожений опухоли потребуется восстановление функции пораженные органов.

Пытаясь подвести некую теоретическую базу под методику Качугиных, А. Киреев допускает ряд принципиальных искаже­ний в описании развития раковых клеток. А. Киреев не понимает, что клетки злокачественной опухоли, ставшей на третьем; этапе развития раковой опухолью, с этого времени не испытывают кислородного голодания, а в утилизации глюкозы у них господствует горение, а не брожение. Иначе не было бы безу­держного метаболизма и размножения раковых клеток!

Соответственно, ужасающие боли, почти непрерывно испы­тываемые онкологическими больными, не могут быть вызваны продуктами брожения (молочной кислотой), так как брожения в ставших раковыми клетках нет. В течение нескольких лет жизни злокачественной опухоли на втором этапе ее развития клетки опухоли утилизируют глюкозу только в режиме броже­ния, создают вокруг опухоли своеобразный склад молочной кислоты, но никаких болевых ощущений у больного это не вы­зывает. Иначе злокачественные опухоли легко бы диагности­ровались еще до превращения их в раковые.

Накопление молочной кислоты в очень больших количе­ствах в скелетных мышцах после значительных физических нагрузок не дает непрерывных болевых ощущений в течение длительного времени, так как усиливается кровообращение, молочная кислота уносится кровью и кратковременные боле­вые ощущения, связанные с накоплением молочной кислоты в мышцах, проходят.

А. Киреев повторно демонстрирует свою онкологическую неосведомленность чрезвычайно некорректным вопросом:


Откуда раковые клетки берут энергию, чтобы без конца делиться?

Ведь в них, повторимся, преобладает брожение, а из него много энергии не выкачаешь».

Раковые клетки добывали энергию брожением раньше, до того как стали раковыми, но были еще просто злокачественны­ми клетками. Став раковыми после прорастания в опухоль ка­пилляров кровеносной системы, теперь уже эти клетки добыва­ют энергию из глюкозы горением, то есть в 19 раз эффективнее, чем брожением, а глюкозу получают с кровью по потребности, отнимая ее у остальных органов и тканей организма.

Невозможно согласиться и с рассуждениями А. Киреева о том, что «осколки» распавшихся раковых клеток — глобоиды — вызывают метастазы. Дело в том, что для образования метаста­за необходимо «пересадить» на новое место не какие-то «оскол­ки» (давно доказано, что это не дает результата), а уже факти­чески готовую новую раковую опухоль. А это значит, что она должна содержать порядка 106 раковых клеток одного клона (размер меньше булавочной головки). Не глобоидов, а именно раковых клеток одного клона, так как имея только такое коли­чество и только полноценных раковых клеток опухоль способ­на немедленно прижиться на новом месте и немедленно прояв­лять себя в качестве отдельной самостоятельной опухоли. Гло­боиды не могут быть ни исполнителями, ни инициаторами, ни провокаторами метастазирования.

Теоретическую определенность в семикарбазидкадмиевую методику излечения рака Качугиных вносят два положения. Первое — опыты чехословацкого биолога И. Паржизека (1956) с эмбрионами мышей, показавшие, что кадмий блокирует рост зародышей. И особенно второе — тот факт, что семикарбазид­кадмиевая терапия одинаково эффективна при любых разно­видностях рака и любом расположении опухоли, то есть в ос­нове ее лежит действие антимитотического яда! Только такие яды обладают свойством уничтожать любые виды раковых опу­холей при любом расположении их в организме. Установив этот важнейший факт, мы напоминаем, что именно его-то и не понимали ни Н. Н. Блохин, ни А. Т. Качугин. А для практиче­ской онкологии достаточно того, что мы уже установили: семикарбазидкадмиевая терапия действует на базе антимитотического яда. Автор не сомневается, что такие яды в конце концов должны привести к решению вопроса об одном из путей исков ренения торжества рака среди людей вообще.

Здесь не имеет смысла стараться любым путем найти нейт- ронозахватные основания в семикарбазидкадмиевой терапщЯ Качугиных (этого добивался А. Т. Качугин). Важно определить истинную ценность семикарбазидкадмиевой или равной ей ceмикарбазидгадолиниевой терапии рака. Мы должны решить: рекомендовать или не рекомендовать читателям это антимитотический яд в качестве средства для излечения рака. При этом, чтобы не вызывать сомнений относительно будущей роль «осколков» распадающихся раковых клеток (глобоидов, соматидов), мы будем стараться оставить для практики только такие яды, которые надежно уничтожают раковые клетки со всеми их мыслимыми глобоидами.

Необходимо подчеркнуть наше согласие с А. Киреевым в том, что есть только одна медицина — та, которая исцеляет больных. Все выходящее за эти пределы — вздор, профанация, иногда преступление. И еще: настоящая научная медицина ис­целяет больных осмысленно, точно зная или хотя бы с высокой вероятностью догадываясь, что именно она с ними делает.

Решая вопрос о сохранении солянокислого семикарбазида с добавлением йодистого кадмия в рекомендуемом нами переч­не ядов для излечения рака, мы учитываем замечание сторон­ника качугинской методики А. Киреева: семикарбазид — самый безвредный среди всех его аналогов, остальные же в той пли иной мере токсичны. Учтем и другие мнения. Так, М. Д. Машковский в справочнике «Лекарственные средства» приводит такие дозы этих более токсичных аналогов, которые свидетель­ствуют на самом деле об их совсем малой токсичности. Суточ­ная доза (терапевтическая) от 50 до 300 мг и более в 3 приема. Эта доза в десятки и даже в сотни раз выше суточной терапев­тической дозы основных растительных ядов, применяемых для излечения рака (0,04-1 мг). Даже у сулемы эта доза доходит только до 5 мг. Следовательно, токсичность семикарбазида Ка­чугиных совсем мала, и он менее полезен в противораковой борьбе, чем даже его аналоги!

Однако практические результаты от применения методики Качугиних выше, чем у Т. В. Воробьевой («Витурид», сулема). Кроме того, метод Качугиных работает в случаях, когда боль­ной до этого подвергался химиотерапии или радиотерапии, т. е. в случаях, когда сулема результатов не дает. Следователь­но, главной действующей ядовитой частью при семикарбазид­кадмиевой терапии является не солянокислый семикарбазид, а йодистый кадмий. Этот наш вывод отлично совпадает с мне­нием И. Паржизека о ядовитости кадмия по митотическому на­правлению. Точных данных о степени ядовитости йодистого кадмия автору узнать не удалось. А яды требуют чрезвычайно внимательного обращения, нужна точность.

Кроме того, для абсолютного большинства людей несрав­ненно проще приобрести или заготовить самим очень эффек­тивные растительные яды из растений болиголова, безвремен­ника или борца, чем иметь дело с загадочными и менее эффек­тивными солянокислым семикарбазидом и йодистым кадмием, дозировка которых хранится в тайне, а приобретение практи­чески нереально.

Поэтому при самом уважительном отношении автора к се­микарбазидкадмиевой терапии рака Качугиных и большой симпатии к этому методу и Качугиным, принимается решение исключить эту терапию из перечня рекомендуемых автором ядов для излечения рака. Определенную отрицательную роль сыграло и то, что Б. Я. Качугина сообщает: на месте опухоли груди, например, образуется перламутровый мешочек с жид­костью. Потом его оперируют.

Для тех, кто хочет лечиться методом Качугиных, сообщается адрес Беллы Яковлевны Качугиной: 107082, Москва, ул. Боль­шая Почтовая, д. 18/20, корп. 3, кв. 82. Тел. (095) 261-08-72.

Дополнительный комментарий автора. И. А. Филиппова упоминает рекомендации А. Т. Качугина раковым больным: раствор азотнокислого кадмия на спиртовом растворе чемери­цы по 1 капле в 100 мл воды. Доза постепенно увеличивалась До 2 капель. Автору неизвестно, используется ли чемерица и сейчас в методе Качугиных, но если да, то именно она является Действующим ядом, способным излечивать рак. Растение чеме­рица белая содержит в корневище алкалоид вератрин, который по характеру токсического действия на организм очень близок к аконитину. Смертельная доза вератрина — около 0,02 г (20 мг).

Мы не включаем вератрин и некоторые другие яды в перечень рекомендуемых ядов для излечения рака только из-за отсутствия данных по опыту их лечебного применения с этой целью. В нашем перечне останутся только такие яды, которые прошли многочисленные проверки на возможность излечения рака с их помощью.

Итак, перечень ядов, рекомендуемых автором для излечения рака, приобрел следующий практический вид:

Наименование яда Летальная доза

1. Аконитин (алкалоид растения аконит, борец) 4 мг

2. Колхицин и колхамин (алкалоиды из клубне­-

луковиц растений безвременник великолепный

и безвременник осенний) 40 мг

3. Кониин (алкалоид растения болиголов пятнистый) 150 мг


КОНИИН ИЗ БОЛИГОЛОВА ПЯТНИСТОГО — САМЫЙ ПОПУЛЯРНЫЙ ЯД ПРОТИВ РАКА

Болиголов пятнистый (Conium maculatum) — очень ценное и очень ядовитое лекарственное растение. Растет преимуще­ственно в европейской части (за исключением северных райо­нов) и южных районах России практически повсеместно. В ка­честве лекарственного средства и яда известен с давних времен у многих народов. В гомеопатии используется для приготовле­ния лекарства кониум (Conium maculatum — болиголов, омег пятнистый).

В быту болиголов пятнистый часто имеет свои местные на­звания, которых очень много (петрушка дикая, петрушка соба­чья, омег большой, омег ядовитый и др.).

«Справочник терапевта» (1973): «Болиголов (омег пятнис­тый). Алкалоид кониин — самый ядовитый из алкалоидов пло­дов, листьев и стебля растения. Обладает выраженным нико-тиноподобным действием. Смертельная доза 0,15 г»; «Справоч­ник фельдшера» (1975): «Болиголов (омег пятнистый, Цикута) — растение, содержащее алкалоиды, из которых самый ядовитый кониин (выраженное никотиноподобное действие). Смертельная доза 0,15 г»; Р. Лудевиг, К. Лос, «Острые отравле­ния» (пер. с нем. 1983): «Кониин. Летальная доза при приеме внутрь около 0,5-1,0 г. Болиголов крапчатый Conium maculatum не путать с вехом ядовитым.

Особо опасен при смешении с употребляемыми в пищу зеле­нью, хреном, сельдереем, морковью, фенхелем и т.д., а также для детей, которые делают из стеблей флейты, дудки и т.д.».

Таким образом. Р. Лудевиг и К. Лос предупреждают: не пу­тать болиголов с вехом ядовитым. Это делает «Справочник фельдшера». «Справочник терапевта» рассматривает вех ядови­тый (цикуту) отдельно от болиголова (омега пятнистого).

«ВН»(1998. № 61) пишет, что вех — это ближайший род­ственник болиголова. Все части растения ядовиты, ядовитые свойства сохраняются в высушенном виде.

Болиголов пятнистый — двухлетнее травянистое растение из семейства зонтичных. В первый год развивается пучок при­корневых листьев, и болиголов листьями и корнями очень по­хож на петрушку, что являлось причиной неоднократных отра­влений. Во второй год развивается сильно ветвистый стебель высотой до 2 м. Стебель бороздчатый, голый, с синеватым на­летом, внизу с красновато-бурыми пятнами. Листья влагалищ­ные, голые, на длинных черешках, перистые, с яйцевидно-овальными листочками, цветки мелкие, белые, собраны в со­цветие — сложный зонтик. Плоды — серовато-зеленые яйце­видные двусемянки с волнистыми ребрами. Растение имеет резкий неприятный мышиный запах. Цветет с мая по сентябрь.

В плодах болиголова содержится до 2 % алкалоидов, из ко­торых основным является сильнейший наркотический кураре-подобный яд — кониин. Считается, что латинское название ра­стения «кониум» происходит от греческого слова «коне» — умерщвление. Действительно, греки издавна умерщвляли, казнили преступников и своих политических врагов соком бо­лиголова.

Все части болиголова ядовиты, ядовитые свойства растения сохраняются и в высушенном виде. Поэтому важно знать отли­чительные признаки этого растения и соблюдать осторожность в обращении с ним. Травники, высылающие настойку болиго­лова, наклеивают на бутылочки предупреждающие надписи: «Беречь от детей, пьяниц и дураков».

БСЭ (Т. 22. 1953): «Кониин. Синтезирован в 1886 г. немец­ким химиком А. Ладенбургом. Это был первый искусственно полученный алкалоид из встречающихся в природе».

Противный запах и горький вкус растения не всегда могут предупредить об опасности: для отравления достаточно не­большой части растения, особенно опасны ядовитые плоды (се­мена). Человек может отравиться при соприкосновении с лис­тьями, побегами, соцветиями или при длительном вдыхании запаха растения. При растирании в руках частей растения кожа рук теряет чувствительность.

Собирают листья, цветки, плоды. Время сбора: май — сен­тябрь. Листья и цветки заготавливают в начале цветения и су­шат обычным способом: в тени на свежем воздухе отдельно от других растений. Плоды собирают с зонтиками и сушат так же, как листья и цветы. Когда зонтики высохнут, семена легко вы­сыпаются. Высушенное сырье хранят в плотно закрытой посу­де (стеклянных банках с капроновыми крышками) отдельно от других растений. Срок годности — 2 года.

Содержащийся в растении яд — кониин — легко всасывает­ся в кожу, в слизистые оболочки полости рта и кишечника. Он вызывает паралич окончаний двигательных и чувствительных нервов, центральной нервной системы. Возможно появление судорог. Признаками отравления являются головная боль, го­ловокружение, тяжесть в голове, жжение во рту, слюнотечение, тошнота, рвота, сонливость. Отравление наступает очень быс­тро, уже через несколько минут появляются неприятные ощу­щения в горле, язык припухает и как бы отнимается, зрение ста­новится нечетким, ослабляется слух, наступает ощущение ползания мурашек по всему телу. Конечности становятся тяже­лыми, ощущается похолодание всего тела, лицо бледнеет, гло­тание затруднено, расстраивается походка. Мышцы в такой степени слабеют, что становится трудно пошевелиться. В лег­ких случаях отравления на первый план выступают расстрой­ства желудочно-кишечного тракта. В тяжелых случаях насту­пает смерть от паралича дыхания.

Отравляются болиголовом при ошибочном употреблении его в пищу из-за сходства со съедобными растениями (вместо петрушки, от употребления семян аниса с примесью семян бо­лиголова). Трава и корни болиголова первого года жизни похо­жи на петрушку, морковь, трава второго года жизни напомина­ет укроп, другие съедобные растения.

Известны также случаи отравления крупного рогатого ско­та на пастбищах, засоренных болиголовом. В летний период, когда болиголов приобретает отталкивающий запах, животные его не трогают, но весной при выпасе в местах обитания боли­голова иногда целые стада лошадей и крупного рогатого скота отравляются листьями свежего растения. Отравления возможны и при кормлении скота зеленой травой с примесью болиголова.

При заготовке болиголова необходимо соблюдать осторожность. После обращения с ним надо тщательно мыть руки, строго выдерживать дозировки при самолечении, хранить лекарства из болиголова в недоступных для детей местах.

В качестве неотложной помощи при отравлении болиголовом применяют промывание желудка до рвоты, любые средства, содержащие дубильные вещества: крепкий чай, крепкий кофе, отвар дубовой коры, 0,5%-й водный раствор танина, принимают активированный уголь — 30 таблеток, сердечно-сосудистые средства — кофеин, кордиамин. Полезны свежий воздух, теплое обертывание, иногда — искусственное дыхание. Вызов врача обязателен!

В лечебной практике с применением болиголова очень важна не только его способность излечивать рак, но и его сильное болеутоляющее действие!

В одном из писем в редакцию «ВН»(1997 № 52) читательница делится впечатлениями о болеутоляющем и заживляющем действии болиголова:

«В коридоре я мыла окно, и осколок стекла упал мне на запястье, выковырнул ранку. Я залила ранку болиголовом, и боли перестали. Через некоторое время рука зажила, но остался шрамик с горошину. Вот этот шрамик мне все мешал. Стала мазать шрамик болиголовом — и вот результат: ника­кой горошинки, все рассосалось».

В медицине нашей страны болиголов используется практически только гомеопатией. Причина — ядовитость. Хотя в офи­циальной онкологии применяются алкалоиды лекарственного растения барвинок розовый ( Vinca rosea Linn), винбластин (ро-зевин) и винкристин, более ядовитые, чем алкалоид болиголова пятнистого кониин. В ряде стран Европы (Австрия, Германия, Греция, Испания, Португалия, Румыния, Франция), а также в Венесуэле, Мексике, Чили болиголов официнален (включен в фармакопеи этих стран).

Приведем мнение В. В. Тищенко о болиголове пятнистом:

clip_image006

Рис. 3. Болиголов пятнистый

«Об этом растении почти ничего не сказано в медицин­ской литературе. Всеведущий Нейштадт упоминает о нем, дав описание и напомнив, что Сократ был погублен ядом именно этого растения. Самый честный из всех травников — Носаль — говорит о нем более подробно, рекомендуя его при раке желудка. Болиголов принят гомеопатией, однако он всегда был на десятом плане, поскольку нигде не дается практических методик по его применению.

В качестве сырья лучше всего использовать молодые побеги болиголова. Приготовленное из них лекарство не оказывает раздражающего и подавляющего воздействия на организм, более того, это сильное обезболивающее сред­ство при раке и, думаю, самое эффективное, потому что са­мое раннее. Юность — это сила. Я хочу предложить 3 мето­дики, предоставив право выбора любой из них. Остановим­ся на первой — царской.

Собрав молодые побеги, наполнить 1/3 часть посуды из­мельченным сырьем (мелко нашинковать). Залить доверху водкой, закрыть и поставить на 10-15 дней в темное про­хладное место. Настойку необходимо периодически взбал­тывать. Но в экстренных случаях можно начинать прием на третий день.

На таких же условиях готовится настойка из соцветий — здесь надо использовать свежие соцветия с добавлением молодых листьев. Сырье надо также измельчить. Болиго­лов — мощный эфиронос. Во время цветения к нему надо подходить со стороны ветра, иначе можно пострадать: пос­ле сбора начинает сильно болеть голова. Можно использо­вать также свежие семена (зеленого цвета), причем надо помнить, что наибольшее количество яда находится именно в семенах. Но их надо настаивать не на водке, а на 70%-м спирте.

Одно из достоинств царской методики в том, что можно приступать к лечению без предварительной проверки реак­ции организма на этот яд. Поскольку прием начинается с ми­нимальных доз, при первых же признаках несовместимости от него можно отказаться, а при передозировках не обяза­тельно подниматься на сорок капель, напротив — сразу же начинать снижение до одной капли, чтобы снова начать на­ращивание до предельно допустимой дозы с последующим понижением до одной. И так делать несколько циклов — до полного выздоровления.

Яд есть яд... К нему надо подходить осторожно — пере­дозировки недопустимы. При самых тяжелых формах рака наш организм ведет борьбу до последнего, и при передози­ровке перегруженная ядом, отравленная клетка не в состо­янии делать этого — здесь создаются все условия для по­следующей раковой атаки».

Далее В. В. Тищенко излагает свои ошибочные взгляды на ведущую роль иммунной системы в борьбе с раковой опухолью. Роль ядов в борьбе с опухолью, по его мнению, в запуске за­щитного механизма путем раздражения клетки ядом.

Другие народные целители пытаются поправить теорети­ческие ошибки В. Тищенко, заявляя в «ВН», что ядами раздра­жаются не просто клетки организма, а иммунные клетки, кото­рые становятся более агрессивными и нападают на ослаблен­ную раковую клетку, добивая ее своими антителами. А яды растительного происхождения более мягкие и потому способ­ствуют восстановлению иммунной системы.

Такие теоретические взгляды никуда не годятся, как и взгляды В. Тищенко.

Продолжаем цитировать В. Тищенко:

«Во время лечения надо прислушиваться к голосу наше­го тела — что организм просит, то и надо ему давать.

Болиголов всегда принимают с водой, но надо учитывать ее количество — чем больше воды, тем мягче яд восприни­мается организмом. До 13 капель дается 100 г воды, от 13 до 26 — 150 г, а после 26 до 40 — 200 г сырой воды. При снижении уменьшать так же».

Все сказанное В. В. Тищенко повторяет еще раз, давая спе­циальный подзаголовок:


Методики по применению болиголова

«Методика по применению болиголова № 1 (царская)

Настойку болиголова принимать 1 раз в сутки, за час до еды, натощак, от 1 капли до 40, ежедневно наращивая по капле. Затем, постепенно снижая, возвращаться к одной. Воды давать от 100 до 200 мл, наращивая по 50 мл на каж­дые 13 капель. Так же поступать при снижении, только в об ратном порядке. Следить за своим состоянием: если на 30-135 каплях появятся признаки отравления — тошнота, позы-а вы на рвоту, головокружение, слабость в ногах и т. д., необ-1 ходимо прекратить повышение дозы, сразу же начинать сни-1 жение до одной капли. Необходимо пройти несколько циклов I без перерыва до выздоровления.

Методика по применению болиголова № 2

Рекомендуется для ослабленных больных. Выйдя при ежедневном наращивании от 1 капли к 15-18, больше не поднимать дозу, идти на ней до выздоровления. Если появит­ся отвращение к препарату, начинать снижение до 1 капли, снова подняться на свою дозу и продолжать лечение».

Наш комментарий: эта методика является не столько излети чивающей, сколько переходной к методике № 1 (царской), излечивающей от рака.

В. В. Тищенко продолжает свои рекомендации:

«Если мы имеем дело с рецидивным раком — как прави- ло, это приходит через 1,5-2 года после первой операции, то надо учитывать, что организм ослаблен, а верхняя предельная доза должна быть сниженной до 20-30 капель, а с 15 капель начинаем внимательно наблюдать свое состояние, чтобы не навредить избытком яда. Если на 20 каплях лежачий больной встал на ноги — выше можно не подниматься и продолжать лечение на этой дозе. Но надо знать, что рано или поздно организм может «взбунтоваться» — клетка способна накапливать яд, и к нему появляется стойкое отвращение. В этом случае надо постепенно сойти до 1 капли (разгрузить клетку) и снова подняться на свою спасительную дозу. И так идти до выздоровления».

Соответствующую этому пояснению методику № 3 В. В. Тищенко называет Прием болиголова для ослабленных и при рецидиве и одновременно Методика, наиболее интенсивная поя вхождению. Смысл такой двойственности — в снижении максимальной суточной дозы яда с одновременным увеличением! частоты приема и интенсификацией наращивания общего количества яда в организме больного.

Схематически методика № 3 выглядит так:

Время приема 8.00 12.00 16.00 20.00

Кол-во капель 1 1 1 14

2 2 2 2 4 дня

3 3 3 3 4 дня

4 4 4 4 4 дня

5 5 5 5 До выздоровления

«Как правило, в данной методике останавливаются на этой дозе и выше не поднимаются, но за одноразовую нор­мальную усредненную дозу принимается 15-16 капель. И во­обще, наращивая капли, надо постараться заметить, на ка­кой дозе организм почувствовал облегчение, и стараться ориентироваться именно на это количество капель. Затем, по времени, попытаться подняться выше, но осторожно.

В Одессе на городском кладбище на одной из плит напи­саны примечательные слова: «Было все хорошо, но я захо­тел еще лучше, и вот что из этого получилось». Последние слова умного человека всегда имеют вес...

...Болиголов может накапливаться в организме. В этом случае надо постепенно снизить дозу до 1 капли и затем сно­ва выйти на рабочую дозу и продолжать лечение. В любом случае высшую дозу надо подбирать самостоятельно, ори­ентируясь на самочувствие. Если на 5 каплях плохо, то выше не подниматься, напротив, сойти на 4 и принимать 16 капель в день. Передозировки недопустимы. Болиголов пить толь­ко по одной из методик».

Надо сказать, что В. В. Тищенко допускает еще и методику № 4 (исключение).

«Методика № 4 для больных

с повышенным иммунитетом

Если на дозе в 40 капель нет отрицательных проявлений, можно принимать 3 раза в день по чайной ложке. Однако поступать осторожно, передозировки недопустимы — снижается сопротивляемость организма, начинается раковая атака. Стараться идти на допустимой дозе. Осторожно!»

У методики № 4 совершенно неприемлемое основание — у больного нет отрицательных проявлений. Причем сиюминутных. Вспомним, что именно руководствуясь таким вот ошибочным принципом — больной еще выдерживает действие яда сегодня и в ближайшие дни — официальная онкология довела до абсурда химиотерапию рака.

Возникает вопрос: не подошел ли В. В. Тищенко в методике № 4 вплотную к химиотерапевтическим дозам? Проверка показывает, что не подошел. Справочные данные говорят, что емкость чайной ложки 5 мл. Однако многократные проверки поя казали, что реальная емкость чайных ложек самых разных мое делей оказалась равной 80 каплям (2 мл). То есть переход на 3 ч. ложки настойки болиголова в день означает переход с 40 на 240 капель настойки в сутки, и суточная доза яда увеличивается в 6 раз. Такое увеличение — еще далеко не химиотерапия, но уже отход от принципа, заложенного в методике № 1.

Что же заставило такого опытного практика, каким является В. В. Тищенко, пойти на шестикратное увеличение суточном дозы яда?

Разобраться в этом сложном вопросе помогло замечательное сообщество бывших опухолевых больных, победившие свой недуг благодаря помощи и руководству «ВН». Теперь эти жители и особенно жительницы Сибири поддерживают связи между собой, с редакцией «ВН» и помогают родным и близкими живущим в разных краях. Хочется отметить, что эти бывшие опухолевые больные не только помогают советами, настойками ядовитых растений, женщины даже поплачут и помолятся в церкви. Но особо важна их уверенность в правильности излечивших их методик. Сибирские женщины из этого сообщества помогли установить, что усиление методик бывает необходимым, но не потому, что у больного нет отрицательных проявлений от применения настойки болиголова по методике № 1. Причина в особой тяжести некоторых вариантов рака, при которых у больного нет необходимых положительных проявлений от применения настойки по методике № 1! Как раз такая картина наблюдается при раке прямой кишки, сигмовидной кишки и т. п., когда в зону расположения опухоли доходит слишком малое остаточное количество яда. Непонимание этой особенности приводит к недостижению ожидаемых результатов лечения даже у лучших специалистов. Методика № 1 В. В. Ти­щенко в особо тяжелых случаях рака дезориентирует специали­стов и исследователей.

Итак, поводом для перехода на методику № 4 В. В. Тищен­ко является не отсутствие отрицательных проявлений, а отсут­ствие положительных проявлений, сдвигов в заболевании на дозе в 40 капель при особо тяжелых вариантах рака (рак прямой кишки, рак сигмовидной кишки и т. п.). При особо тяжелых ва­риантах рака методику № 1 следует считать не образцовой, а не­достаточной по силе воздействия на опухоль! Опытные народ­ные целители-травники ощутили эту слабость методики № 1 и разрабатывают свои усиленные методики излечения рака на­стойкой болиголова. Иногда это делают и сами больные. «ВН» в одном из номеров приводит письмо, описывающее поведение больного раком правого легкого и одновременно диабетичес­кой гангреной правой стопы. Этот больной рассердился (так написано в письме) и начал сразу пить настойку болиголова по 5 капель 3-4 раза в день! Принимая по 15-20 капель настой­ки в день, больной излечился от рака.

Переход на усиленные методики (№ 4 и др.) требует строго­го выполнения медицинского лабораторного контроля за со­стоянием организма, которому будет посвящена отдельная гла­ва этой книги.

В. В. Тищенко считает возможным использовать водный настой болиголова для лечения рака (а при излечении рака го­ловного мозга считает его более предпочтительным). Приме­нение водочных и спиртовых настоек болиголова В. Тищенко считает вынужденным:

«Болиголов — сильный эфиронос, и если его неправильно хранить, через 2 мес он практически теряет свои свойства. Масло, главный агент, испаряется — сырье качественно ухудшается».

Мнение В. В. Тищенко о применимости водных настоев бо­лиголова для лечения рака явно ошибочно. Дело в том, что главным действующим веществом болиголова при лечении рака яв- ляется свободный алкалоид болиголова пятнистого кониин. А все свободные алкалоиды обычно плохо растворяются в воде и хорошо растворяются в спирте, водке. Поэтому надеяться на со- держание в водных настоях болиголова необходимого для излечения рака количества кониина не приходится.

Обратимся за справкой к «Медицинскому словарю-справочнику» (гл. ред. Н. А. Семашко. Т. 1.1937): «В воде большинство алкалоидов нерастворимо... Свободные алкалоиды растворяются в спирте, бензоле, эфире, хлороформе, бензине и других органических растворителях».

Н.А.Тюкавкина и Ю.И.Бауков (Биоорганическая химия. 1991) подтверждают нерастворимость свободных алкалоидов растений в воде:

«Алкалоидами называют гетероциклические азотсодержа- щие основания растительного происхождения, обладающие выраженным физиологическим действием. Как правило, алкалоиды представляют собой третичные амины и содержатся в растениях в виде солей органических кислот — лимонной, яблочной, щавелевой, янтарной и др. Их выделение и установление строения — весьма трудоемкая задачая которая включает использование методов современной органической химии (хроматография, ИК-, УФ- и ЯМР-спектроскопия, масс-спектроскопия, рентгеноструктурный анализ...). Алкалоиды — обычно бесцветные кристаллические вещества горького вкуса, практически не растворимые в воде, но растворимые в органических растворителях — эфире, хлороформе, бензоле. Их соли, напротив, хорошо растворимы в воде и не растворимы в органических раство­рителях»

В книге В. В. Тищенко можно найти рекомендации по при­менению вместо болиголова грибов-мухоморов, медного купароса, соланина (позеленевший картофель), ветеринарных препаратов Алексея Степановича Дорогова (АСД-2 и АСД-3); Хотя препараты А. С. Дорогова можно иногда встретить в апте­ках, отсутствуют необходимые сведения о составе этих препа­ратов, их действующем ядовитом начале и т. д. По этой при­чине мы не можем рекомендовать читателям методики излече ния рака В. В. Тищенко, действующим веществом в которых являются препараты АСД.

Нужно сказать, что В. В. Тищенко совершенно не имеет представления об иммунитете организма человека, на который систематически ссылается. Он не знает, какие представители иммунной системы являются носителями, исполнителями им­мунитета, и считает, что они находятся внутри клетки. Именно так он понимает клеточный иммунитет. О том, что клеточный иммунитет основан на специфическом распознавании и унич­тожении генетически чужеродного материала особыми клетка­ми — Т-лимфоцитами, В. В. Тищенко не знает. Вот одно из его типовых выражений: «Иммунитет здоровой клетки поглощает раковую интоксикацию».

Особо опасно заявление В. В. Тищенко: «Кислородное обес­печение можно осуществить, пользуясь кислородным балло­ном — необходимо принимать кислородные пенки». Речь идет о так называемых кислородных коктейлях. Напоминаем: кис­лород — злейший враг онкологического больного!

Есть у В. В. Тищенко и перестраховочное заявление прин­ципиально отрицательного свойства:

«Если есть некоторый запас прочности, чтобы организм мог перенести дополнительную нагрузку, связанную с запус­ком защитного механизма, можно дать смерти бой. Если нет — необходима операция с последующим вхождением в предлагаемую методику».

Вот уж после операции никакого запаса прочности может не остаться! Если этот запас прочности все-таки остался после операции, то его было гораздо больше до операции! Вступать на путь излечения рака ядами всегда лучше до операции, чем после нее — до операции сил у больного больше.

Однако этот вопрос всегда предстоит решать самому боль­ному. Хирурги, как правило, будут рекомендовать операцию. Мы всегда советуем посмотреть на тех, кому уже была сделана аналогичная операция, — впечатления помогут решить вопрос.

Бывают случаи, когда операция нужна немедленно! Это со­всем другая картина — так бывает, например, при внезапной непроходимости кишечника, и тут уже вариантов нет, только перация! Дальше целесообразно вхождение в одну из методик - В. Тищенко. Но почему все-таки В. В. Тищенко заговорил об операции? Этот вопрос долго беспокоил автора, так как не удавалось найти удовлетворительного объяснения такому отклонению во взглядах целителя. Объяснение было найдено совсем недавно когда тяжелый раковый больной (рак прямой кишки IV стадии поведал о разговоре со своим прогрессивно действующим врачом после длительного лечения (более года) о возможной предстоящей операции. Причина разговора об операции заключалась в отсутствии необходимых положительных сдвигов в хом лечения. Более того, обнаружились свидетельства ухудшения состояния больного. Ошибка врача состояла в том, что он ни как не соглашался на серьезное увеличение дозы излечивающего препарата, хотя необходимость такой меры ему сообщалась, да и была видна по анализам крови больного. Прогрессивно действующий специалист все-таки не мыслиИ возможности увеличения дозы препарата в шесть раз. Видимо Н В. В. Тищенко не раз оказывался перед необходимостью нринять решение в ходе лечения особо тяжелых случаев заболевания раком. Иногда такое решение приводило к методике № Л иногда — к рекомендации операции. Позднее, рассматривай применение в качестве излечивающего яда аконитина, мы увидим, что в особо тяжелых случаях ядовитое действие на организм может с пользой увеличиваться даже в 30 раз! И это еще не будет химиотерапевтическим действием.

«Препарат может накапливаться в организме. В этом слу­чае надо постепенно снизить дозу до 1 капли и затем снова выйти на рабочую дозу и продолжать лечение. В любом слу­чае высшую дозу надо подбирать самостоятельно, ориенти­руясь на самочувствие. Если на 3 каплях плохо, то выше не подниматься; напротив, сойти на 2 и принимать 8 капель в день. Если же на 3 каплях нет противопоказаний, можно под­нять одноразовую дозу до 4 капель. Невозможно дать конк­ретную, точную рекомендацию в каплях, поскольку возраст и состояние ребенка требуют индивидуального подбора. Болиголов ядовит, и поэтому, как правило, приходится огра­ничиваться 8-12 каплями в день».


При лечении болиголовом следует знать

• Передозировки ни в коем случае недопустимы — немедлен­но резко ухудшается состояние, начинает побеждать рак. В этом случае надо прекратить прием болиголова и 3 дня обильно пить крепкий чай без сладкого.

• При необходимости следует принять меры по промыванию желудка до рвоты, и ни в коем случае не пользоваться ра­створами марганцовки (марганцовокислого калия), после чего начинать снижение дозы до безопасной.

• При прохождении следующего цикла учитывать опыт пре­дыдущего. Вести дневник.

Необходимо особо отметить, что у В. В. Тищенко при пере­дозировках болиголова неоднократно дается рекомендация буквально следующего содержания: «Прекратить прием препарaта и 3 дня принимать слабый раствор марганца на молоке, после чего снизить дозу до безопасной».

Эта рекомендация очень усердно повторяется невероятные количеством авторов и систематически присутствует в многочисленных письмах читателей «ВН». А между тем у В. В. Тищенко здесь в одной рекомендации собраны сразу несколько некорректных и даже вредных советов.

Во-первых, никакого слабого раствора марганца нет, есть слабый раствор марганцовокислого калия (калия перманганата, марганцовки).

Во-вторых, слабые растворы марганцовки действително рекомендуют для промывания желудка при отравлениях оа приема внутрь аконитина, кониина и других алкалоидов Но следует помнить, что это верно только для людей, не имеющих раковых заболеваний! Марганцовокислый калий выделяет кислород и этим помогает при отравлениях. Для раковых больных этот кислород опасен, он может вызвать немедленные и очень тяжелые последствия. Например, при раке желудка и т. п. опухоль может тотчас же значительно увеличиться в размерах, так как кислород способствует резкому росту опухоли.

В-третьих, при взаимодействии марганцовки с органическими (уголь, сахар, танин) и легко окисляющимися веществами может произойти взрыв, так как марганцовка — сильный окислитель. Кстати, отсюда следует вывод — принимать одновременно при любых отравлениях активированный уголь и марганцовку нельзя.

В-четвертых, при взаимодействии раствора марганцовки с молоком взрыва, конечно, ждать не следует, но раствор марганцовки сразу же перестает быть полезным, так как израсходует весь выделяемый кислород на окисление молока!

Таким образом, раствор марганцовки с молоком — это полная бессмыслица, эта смесь совершенно бесполезна и даже вредна при передозировках ядов болиголова и других, то есть не подлежит применению при отравлениях во время излечении рака ядами.

Автор считает необходимым напомнить в этой главе предупреждение С. Н. Голикова (Профилактика отравлений в быту 1975): «Читатель, вероятно, удивится, когда узнает, что смертельная доза кристаллического перманганата калия (марганцовки) всего 1 г».


ИЗЛЕЧЕНИЕ РАКА ЯДАМИ БЕЗВРЕМЕННИКА

Среди растений семейства лилейных, называемых безвре­менниками, наиболее известны 2 вида: безвременник велико­лепный (Colchicum speciosum Stew), он же безвременник кав­казский, и безвременник осенний (Colchicum autumnale L), он же безвременник западноевропейский.

Безвременники — многолетние травянистые луковичные растения. Луковица крупная, до 4 см в диаметре. Весной вы­брасывают стебель, достигающий 40 см высоты. Листья широ­копродолговатые в количестве 4. Цветы воронковидно-коло-кольчатые, розово-пурпурные или нежно-лиловые, обоеполые, довольно крупные. Цветут в сентябре и октябре, созревание семян происходит весной следующего года. Плоды — продол­говато-круглые трехгнездные многосемянные коробочки до 3 см длиной, они и дали своим созреванием следующей весной название растению — безвременник (зимовник).

В клубнелуковицах безвременников содержатся ядовитые алкалоиды колхицин и колхамин.

Безвременник великолепный растет в Предкавказье, Запад­ном и Восточном Закавказье, обычно на лесных опушках по севе­рным и южным горным склонам на высоте 1800-3000 м.

«Медицинский словарь-справочник» (Т. 1.1937) сообщает, что безвременник осенний, дикий шафран, в диком виде встре­чается на Кавказе, в Крыму и Белоруссии.

БСЭ (Т. 4. 1950) сообщает:

«По некоторым данным, молоко овец и коз после употреб­ления ими безвременника вызывает отравление».

Сырьевые запасы безвременника великолепного достаточны, предпринимаются попытки культивировать растение. Сбор урожая клубнелуковиц производят осенью во время цветения растения и в свежем виде перерабатывают для извлечения алкалоидов. Клубнелуковицы хранят в свежем виде в прохладном месте на стеллажах, разложенными тонким слоем. Срок хранения сырья 3 мес.

В целях сохранения зарослей безвременника при заготовках в лесах, где он возобновляется лишь семенами, следует оставлять 1-2 цветущих растения на 10 м2 зарослей, а повторные заготовки на том же участке проводить не ранее чем через 4-5 лет (Кузнецова М. А. Лекарственное растительное сырье н препараты. 1987).

Безвременники разводят в садах из-за красивых цветков как декоративные растения (БСЭ. Т. 4).

Из всех алкалоидов безвременника подробно изучены колхицин и колхамин (омаин). Оба алкалоида обладают антимитотической активностью (являются кариокластическими ядами, разрушающими хромосомный набор клетки) и способны задерживать развитие раковой опухоли (основная их особенность), угнетают лейко- и лимфопоэз. Другие особенности дей- ствия колхицина и колхамина сходны. Оба вызывают угнетение дыхания, понижение болевой чувствительности (что особенно важно при онкологических заболеваниях).

При непосредственном нанесении на пораженную раковой опухолью кожу колхамин вызывает распад раковых клеток (к сожалению, у академика М. Д. Машковского в «Лекарственные средствах», ч. II, говорится о задержке развития злокачественной ткани).

Далее мы сталкиваемся с серьезными разночтениями у разных авторов по поводу алкалоидов безвременника:

1. Академик М. Д. Машковский рассматривает только колхамин: по фармакологическим свойствам колхамин близок к колхицину, но менее токсичен (в 7-8 раз); колхамин применяется при химиотерапии рака пищевода и высокорасположенного рака желудка, рака кожи. Колхамин выпускается в I таблетках по 2 мг и в виде 0,5 %-й колхаминовой мази.

2. Профессор А. Д. Турова (Лекарственные растения СССР и их применение. 1974): в медицине применяют колхамин; сравнительно с колхамином колхицин менее токсичен в 10-18 раз; введенный в кровь колхамин быстро исчезает из тока крови, через 1 ч 10 мин он обнаруживается в крови только в количестве 1,3 % от введенного; колхамин из организма вы­деляется медленно, обладает выраженными кумулятивными свойствами; при нанесении на кожу мази с большим содер­жанием колхамина (до 10 %) наступает нарушение кровооб­ращения в коже, сопровождающееся отеком и некрозом тка­ней; помимо местных явлений развивается общетоксическое действие.

3. Действующая фармакопея «Регистр лекарственных средств России» (М.: Инфармхим, 1993): колхамин (омаин) даже не упоминается, но упоминается колхицин. Колхицин выпус­кается в таблетках по 1 мг.

4. М. А. Кузнецова (Лекарственное растительное сырье и пре­параты. 1987): в клубнелуковицах безвременника содержа­тся ядовитые алкалоиды колхицин и колхамин, задержива­ющие деление клеточных ядер и проявляющие противоопу­холевую активность. «Менее токсичен колхамин, поэтому он и применяется в медицине (в борьбе против рака ценится токсичность препарата. — М. Ж.)». Колхамин (омаин) вы­пускается в таблетках по 2 мг и в виде мази колхаминовой (омаиновой)0,5 %-й.

5. Георге Могош в книге «Острые отравления. Диагноз. Лече­ние» (Бухарест, 1984) рассматривает только колхицин: «Ле­тальная доза для человека равняется примерно 1 мг/кг. Для взрослого поглощенные кровью 40 мг препарата и распрост­раненные в ткани — потенциально смертельны».

6. Р. Лудевиг и К. Лос в книге «Острые отравления» (1983) рас­сматривают только колхицин: «Летальная доза при приеме внутрь 0,8 мг/кг («растительный мышьяк»). Семена — ле­тальная доза около 2-5 г».

Д. Йорданов, П. Николов, А. Бойчинов (Фитотерапия. Со­фия, 1970) рассматривают только колхицин: «Очень силь­ный яд!.. Препятствием для применения его в клинике явля­ется высокая токсичность этого средства». Теперь подведем итоги:

Колхицин Колхамин Источник

Менее токсичен

в 7-8 раз М. Д. Машковский

Менее токсичен

в 10-18 раз А. Д. Туров

Менее токсичен А. М. Кузнецова

Летальная доза 1 мг/кг, 40 мг Г. Могош

Летальная доза 0,8 мг/кг Р. Лудевиг, К. Лос

Как видно, единства мнений у специалистов просто нет! Но это не станет для нас препятствием к применению безвременника для излечения рака. Дело в том, что мы будем рекомендовать читателям применение в этих целях гомеопатической настойки безвременника осеннего, которая содержит оба алкалоида: колхицин и колхамин. В качестве ЛД мы будем считать 40 мг ядовитых алкалоидов безвременника.

В гомеопатии безвременник используется для приготовления лекарства колхикум (Colchicum autumnale — безвременик осенний).

В России среди народных целителей-травников, помогащих онкологическим больным лекарственными травами и настойками, безвременник не нашел применения, поскольку районы обитания этого растения после распада СССР остались в основном за пределами России. Поэтому реальной надеждой на получение настойки безвременника осеннего для излечение рака в России оказываются гомеопатические аптеки. Соответственно этому мы не будем продолжать поиски истины: какой из алкалоидов безвременника — колхицин или колхамин — более ядовит? Настойки в гомеопатических аптеках содержат оба алкалоида. С ядами не должно быть никаких неосторожным шагов — это заставляет нас принять в качестве ориентира самую строгую из найденных летальных доз алкалоидов безвременника (40 мг).

clip_image008

Теперь нам предстоит решить самый главный вопрос — сохранить при приеме настойки безвременника все ценное из того, что удалось найти В. В. Тищенко в его методике прием болиголова № 1(царской).

Рис.4. Безвременник великолепный. А - общий вид цветущего растения; Б - клубнелуковица

Важнейшее напоминание: мы обратили наше внимание на безвременник не для того, чтобы воспользоваться его большей ядовитостью по сравнению с болиголовом. Совсем не для этого. Нам необходимо иметь другие яды, доступные и проверенны в онкологической практике, отличающиеся составом от, напри мер, уже поработавшего яда болиголова (на смену яду болиголова), но ни в коем случае нельзя применением безвременник усиливать ядовитые свойства препарата из него по сравнению со свойствами препарата из болиголова в методике №1 В. Е Тищенко и повторять этим ошибки химиотерапии.

Летальные дозы алкалоида болиголова (150 мг) и алкалоидов безвременника (40 мг) различаются примерно в 4 раза. Следовательно, в методике № 1 (царской) В. В. Тищенко вместо максимальной дозы для настойки болиголова в 40 капель дои безвременника должна стоять максимальная доза в 10 капель настойки.

Сохраняя все ценные показатели методики № 1 В. В. Тищенко, мы обязаны по возможности сохранить и темп наращивания (а затем и темп снижения) дозы безвременника такой же какой принят в методике № 1 для болиголова.

В результате, мы можем предложить следующую методику применения настойки безвременника для излечения рака (методика равноценна методике №1 для болиголова), рассчитанную на 80 дней в одном цикле (у В. В. Тищенко в одном цикле 79 дней).

Ежедневно 1 прием настойки безвременника за час до еды натощак со 100 мл воды комнатной температуры по схеме:

первые 4 дня — по 1 капле в день,

следующие 4 дня — по 2 капли в день,

следующие 4 дня — по 3 капли в день,

следующие 4 дня — по 4 капли в день,

следующие 4 дня — по 5 капель в день,

следующие 4 дня — по 6 капель в день.

следующие 4 дня — по 7 капель в день,

следующие 4 дня — по 8 капель в день,

следующие 4 дня — по 9 капель в день,

следующие 4 дня — по 10 капель в день.

Всего в первой половине цикла 40 дней. Затем в обратном порядке снижать дозу с 10 капель в течение 4 дней до одной капли, тоже в течение 4 дней. Всего снижение дозы занимает еще 40 дней.

В этой методике должна применяться именно настойка без­временника (тинктура), а не гомеопатические разведения. Нуж­на тинктура без разведений.

Гомеопатические аптеки в своей работе руководствуются особой гомеопатической фармакопеей «Гомеопатические ле­карственные средства. Руководство по описанию и изготовле­нию» (М., 1967), в основу которой положено «Руководство по изготовлению гомеопатических лекарств» доктора Вильмара Швабе (под ред. В. И. Рыбака. 1950).

В этих руководствах относительно препарата колхикум ука­заны рекомендуемые разведения: колхикум ЗХ (третье деся­тичное). Колхикум 3 и 6 (третье и шестое сотенные). Для изле­чения рака сотенные разведения не годятся, а разведение Кол­хикум ЗХ (третье десятичное) требует увеличения дозы, указанной в нашей методике, в 1000 раз. Максимальное коли­чество капель настойки колхикума в методике превращается из 10 в 10 000 капель разведения колхикум ЗХ. Это примерно ра­вно 250 мл разведения ЗХ колхикума в день, что очень неудо­бно для практического применения (если растворителем была дистиллированная вода) или недопустимо для онкологическо­го больного (если растворителем был спирт). Поэтому необхо­димо просить в гомеопатической аптеке именно настойку (тин­ктуру) колхикум 0, что означает «без разведений».

Признаки отравления и помощь при отравлении (передози­ровке) такие же, как и для болиголова пятнистого. Подробно они рассмотрены в главе 7, рекомендации которой по этой ча­сти полностью распространяются на безвременник.

В особо тяжелых случаях раковых заболеваний возможно Увеличение максимальной дозы настойки безвременника (ана­логичное увеличению дозировки настойки болиголова) до 60 ка­пель в день в 3 приема.


САМЫЙ СИЛЬНЫЙ ЯД ДЛЯ ИЗЛЕЧЕНИЯ РАКА ДАЕТ БОРЕЦ

В «ВН» (1994. № 37) встретился замечательный комментарий редактора Галины Гончаренко: «Почему-то все использу- ют болиголов и просят только болиголов. Прочтите «Раковый корпус» А. И. Солженицына, послушайте его интервью по ЦТ. Ведь он однозначно говорит, что его спас иссык-кульский корень (борец джунгарский, аконит). Кстати, по вашим же письмам мы делаем вывод, что именно борец берет хорошо все органы, что расположены выше пояса, а болиголов — мочеполовые органы и кишечник».

Последнее добавление о «разделе зон влияния» между аконитом и болиголовом может неправильно ориентировать читателей: оба ядовитых растения (и безвременник тоже) действуют по всему организму, но аконит, борец — самый ядовитый из всех и в этом его отличие.

«Справочник по оказанию скорой и неотложной помощи» (под ред. акад. АМН СССР проф. Е. И. Чазова. 1971) утверждает

«Аконит (борец, голубой лютик, иссык-кульский корень) Ядовитое растение, особенно распространенное в Средней Азии. Алкалоид аконита — аконитин — наиболее ядовитый из всех известных алкалоидов, обладает выраженным никоти- новым эффектом. Смертельная доза аконита — 0,005 г».

«Справочник терапевта» (1973):

«Аконит (борец, голубой лютик, иссык-кульский корень) — ядовитое растение, особенно распространенное в Средней Азии. Алкалоид аконита — аконитин — наиболее ядовитый из всех алкалоидов, обладающих никотиновым эффектом. Летальная доза аконита — 0,005 г».

«Справочник фельдшера» (1975):

«Аконит (борец, голубой лютик, иссык-кульский корень) — ядовитое растение, особенно распространенное в Средней Азии. Алкалоид аконита — аконитин — наиболее ядовитый из всех существующих алкалоидов (выраженный никотино­вый эффект). Летальная доза аконита 0,005 г».

Мы привели цитаты об аконите из трех авторитетных спра­вочников. Все три почти слово в слово повторяют друг друга. И все три содержат самую важную для нас ошибку!

Во-первых, мы так и не выяснили, является ли аконитин наиболее ядовитым из всех известных (существующих) алка­лоидов или только из всех алкалоидов, обладающих никотино­вым эффектом.

Во-вторых, и это очень важно, смертельная доза аконита не может быть равной 0,005 г, это летальная доза аконитина! Эту путаницу дружно сообщают все три справочника. Дело в том, что количество алкалоидов в растениях обычно не превы­шает 1-2 %, а, например, известно, что алкалоид корневища че­мерицы белой — вератрин — по характеру токсического дей­ствия на организм очень близок к аконитину, и ЛД вератрина — около 0,02 г. Таким образом, 0,005 г — это ЛД аконитина, алкалоида более токсичного, чем вератрин. А летальная доза самого растения, самого аконита должна измеряться не в ты­сячных, но в десятых долях грамма! Разница-то в сотни раз! Мы подтвердим это наше мнение на основании других источников.

Ф. И. Ибрагимов, В. С. Ибрагимова в книге «Основные ле­карственные средства китайской медицины» (1960) описыва­ют один из видов аконита:

«Аконит Фишера, борец Фишера (Aconitum Fischeri Reichb.) — многолетнее травянистое ядовитое растение. Стебли прямые, крепкие, высотой до 1-1,6 м. Растение имеет кони­ческие клубнекорни, листья пальчато-раздельные с широки­ми долями, цветки ярко-синие, цветоножки дугообразно изог­нутые. Все растение голое, без опушения.

Применяемая часть растения — клубнекорни, которые вы­капывают в конце сентября и начале октября».

Главный из алкалоидов, содержащихся во всех частях рас­тения, — аконитин. При нагревании с водой от него отщепляет ся уксусная кислота и образуется менее ядовитый бензоилаконин.

При отравлениях аконитом смерть наступает при явлениях паралича дыхания.

«Наиболее ядовитой частью растения являются клубнекорни. А. П. Чехов описал отравление людей на Сахалине, употре­бивших в пищу печень свиней, отравившихся аконитом. Чело­век погибает от 3-4 мг аконитина.

...Растение широко применяют в китайской медицине при многих заболеваниях. Ядовитые свойства аконита были извес­тны еще в древности.

В Китае клубни растения опускают на 40 мин в кипящую воду, после чего их очищают от пробки и режут на дольки, за­тем варят в решетах над горячим паром 12 ч, и только после этого клубни употребляют в виде отвара в горячей воде, кото­рый кипятят еще в течение 2 ч. Между горячими обработками применяют длительные вымачивания клубней в воде. Таким образом, в Китае фактически не применяют аконитин, который при нагревании с водой становится менее ядовитым бензоила-конином...

...Во время приема внутрь лекарства, приготовленного с ако­нитом, китайские врачи не рекомендуют употреблять в пищу кислое, холодное, куриные яйца и бобовый отвар».

Одна из читательниц «ВН» (1997. № 51) написала в редак­цию: «Приступила пить борец с 1 до 10 капель 3 раза в день в горячий чай. Дошла до 10 капель, надбавила еще 5 капель и продолжила пить по 15 капель трижды в день и так пропила весь борец. Организм реагировал хорошо». При этом читатель­ница в 45 раз превысила нормальные дозы борца и в полтора раза превысила дозы борца, рекомендованные на страницах «ВН». Редактор Галина Гончаренко не оставила этот факт без внимания: «Не советуем проводить эксперименты».

Почему же с этой читательницей не случилось ничего пло­хого? В данном случае она капала настойку борца в горячий чай, чего не следовало делать. От аконитина борца в горячем чае остался только бензоилаконин, значительно менее ядови­тый, но и менее полезный. Но именно это обстоятельство изба­вило читательницу от последствий ее самодеятельного лечения.

Д. Йорданов, П. Николов, Асп. Бойчинов, «Фитотерапия» (София, 1970):

«Борец, аконит ядовитый. При отравлении смерть наступа­ет вследствие паралича дыхательного центра. В очень малых дозах аконит, соответственно препараты из клубней его (на­стойки), применяются как болеутоляющее средство при силь­ных болях... Это хорошо действующее средство, но опасное вследствие его высокой токсичности. Терапевтические дозы аконитина — 0,02-0,03 мг 2-3 раза в сутки...

В болгарской народной медицине применяются водные вы­тяжки из листьев, а также и из клубней борца для приготовле­ния припарок при ревматизме, ишиасе и злокачественных опу­холях (алкалоид аконитин в воде практически не растворяет­ся. -М. Ж.).

Все части растения ядовиты, в особенности клубни!»

Р. Лудевиг, К. Лос, «Острые отравления» (пер. с нем. 1983): «Аконитин. В медицине используют, например, настойку ако­нита... (0,5 мг/мл аконитина).

Летальная доза высушенного аконита для взрослых — 1-2 г. Летальная доза аконитина при приеме внутрь для взрослых 1,5-5 мг!»

Здесь еще раз даны более точные значения ЛД аконитина, на которые мы будем ориентироваться (автор определяет ЛД аконитина в 4 мг).

В медицине нашей страны аконит применяется практиче­ски только гомеопатией. В гомеопатии аконит используется для приготовления лекарства аконитум (Aconitum napellus — борец).

Признаки отравления и помощь при передозировке (отрав­лении) такие же, как и для болиголова пятнистого (и безвре­менника).

Аконит (борец) обладает сильным болеутоляющим и зажив­ляющим свойством. Болеутоляющее действие аконита имеет очень важное значение при онкологических заболеваниях. Весьма интересный случай описывает читательница «ВН» (1997. № 52): «Три года назад я в саду срезала траву очень ост­рым ножом и отрезала средний палец левой руки (верх паль­ца). Отрезала на 5 мм. Этот кусочек висел на кожице. Кровь хлынула, боль была такая, что казалось, остановится сердце. Я забежала в домик и залила палец настойкой джунгарского кор­ня. Сразу кровь свернулась, а секунд 10 спустя совершенно пе­рестали боли. Я приложила этот кусочек пальца, завернула по­дорожником, забинтовала и могла дальше работать. Каждый день смазывала палец настойкой корня, через неделю сделапся шрамик, все прижилось. Правда, чувствительность этой час­тички пальца пришла лишь через год».

В китайской медицине аконит также применяют как силь­ное обезболивающее средство.


Дозировка аконитина

Теперь о самом важном — о дозировке такого сильного яда, каким является аконитин. Надо сказать, что широкое распрос­транение получила и успешно использовалась многими онко­логическими больными методика применения аконита для из­лечения рака, рекомендованная редакцией «ВН» (1997. № 51): «Аконит, или борец джунгарский.

Как настаивать, знают только фитотерапевты и травни­ки, поскольку это сильнейший яд! Схему приема предлага­ем: с одной капли — до десяти и от десяти — до одной, пить 3 раза в день за 40 мин до еды. Капли давать на 50 мл отва­ра душицы, мелиссы, шалфея, чабреца... (смородины, мали­ны). Также можно вводить в прямую кишку микроклизмы с подобными отварами или каменным маслом. Ред.». Эта методика применения настойки аконита (борца): 3 ра­за в день от одной до десяти капель и от десяти до одной, или 3 х (1 — 10—10—1), если быть совершенно точным, на максимуме в тридцать раз более ядовита, чем предусмотрено методикой № 1 В. В. Тищенко. Ниже мы покажем, что, повторяя все дос­тижения В. В. Тищенко из его методики № 1 (царской), настой­ку аконита (борца джунгарского) не следует принимать боль­ше одной капли в день! Таким образом вся схема приема на­стойки аконита для излечения рака, наиболее приближенная к методике 1 (царской) В. В. Тищенко, должна состоять из од­ной капли настойки аконита ежедневно натощак, за 1 ч до еды. И так с первого дня приема и до выздоровления!

Только при такой методике приема настойки аконита будут в максимальной степени сохранены все достоинства методики № 1 (царской) В. В. Тищенко для болиголова пятнистого, но для настойки аконита.

Автор советует принимать ежедневную дозу настойки ако­нита со 100 мл воды (а не с 50 мл), вода комнатной температуры. Но не принимать настойку аконита или любую другую с от­варами разных полезных трав — этому вопросу будет посвяще­на специальная глава этой книги. В отдельной главе будет рас­сказано об использовании микроклизм при применении ядов для излечения рака.

Как же разобраться читателю в столь двойственном характе­ре рекомендаций применения ядовитой настойки аконита (бор­ца)? С одной стороны, многие читатели «ВН» фактически пользовались рекомендованной редакцией «ВН» методикой приема аконита и излечились от рака. В то же время, бесспор­ным является опыт В. В. Тищенко по применению методики № 1 (царской), успешно подтвержденный многими читателями «ВН». Не повторяются ли ошибки химиотерапии при приеме рекомендуемых редакцией доз настойки аконита? Такой вопрос мы уже разбирали в главе 7 о болиголове по поводу методики № 4 В. В. Тищенко. Нет, ошибки редакции «ВН» здесь нет, есть простое и четкое правило: каждому виду рака соответствует своя по ядовитости методика излечения. Как правило, достаточно двух степеней ядовитости методик излечения рака: в большин­стве случаев ориентиром является методика № 1 В. В. Тищенко и равные ей по ядовитости методики применения других ядов; в особо тяжелых случаях рака (рак прямой кишки, рак сигмо­видной кишки и т. п.) необходимы усиленные методики излече­ния рака типа методики № 4 В. В. Тищенко или методики редак­ции «ВН» для аконита (борца). Напоминаем, что основанием для применения усиленных методик излечения рака не должно быть кажущееся удовлетворительным внешнее самочувствие больных. Передозировки очень опасны и недопустимы — это все время повторяет В. В. Тищенко, и это правда! Для больных ра­ком в большинстве случаев методика № 1 В. В. Тищенко — важ­нейший ориентир. За что мы ценим эту методику № 1 ? За то, что она не дает передозировок и излечивает от рака!

А теперь нам предстоит освоить быстрый и безошибочный способ избежать передозировок настоек ядов при излечении рака с их помощью. После освоения этого способа для читателя станет очевидной правильность исправления нами ошибки трех авторитетных справочников по части летальной дозы ако­нитина (в справочниках — аконита). Если бы мы не исправили эту ошибку, применение аконита для излечения рака стало бы нереальным (или гомеопатическим) — потребовалось бы мень­ше одной капли настойки в год!

«ВН» № 74 (7) за 1999 год упоминает книгу Ю. А. Захарова «Практика шамана-целителя». Ю. А. Захаров сам готовит ако­нит по-китайски (с применением длительного кипячения кор­ней в воде) и рекомендует другим делать то же самое. Автор настоятельно предупреждает читателей, что пользоваться этой ошибочной рекомендацией нельзя, Ю. А. Захаров повторяет ошибку китайских специалистов. Корень аконита при кипяче­нии в воде практически теряет свои противораковые свойства.

Необходимо подчеркнуть, что методика противоракового применения настойки аконита Зх(1—10—10—1) в явном виде происходит из замечательной книги Александра Исаевича Со­лженицына «Раковый корпус». В этой книге говорится, что ис­сык-кульский корень нельзя нюхать ни в настойке, ни в сухом виде, а если корень перекладывать руками, а потом руки не по­мыть и забывши лизнуть — можно умереть. Там же говорится о ступенчатой схеме приема настойки: от одной капли до деся­ти и от десяти до одной, затем перерыв в десять дней. Корень настаивают на водке, пригоршня корня на три пол-литра. Ре­цепт и корень получены от старика Кременцова. Из поселен­цев начала века, обосновавшихся в горах.

Со временем доза утроилась, а перерывы уменьшились вдвое, а то и совсем исчезли.

Так что те, кто вылечился от рака настойкой аконита, по со­вести, обязаны поклониться Александру Исаевичу Солжени­цыну. Кто вылечился настойкой болиголова — Валерию Вик­торовичу Тищенко.

clip_image010

Рис. 5. Аконит (борец, иссык-кульский корень). А - общий вид цветущего растения; Б - корни снаружи и в продольном разрезе


НАДЕЖНЫЙ СПОСОБ ИЗБЕЖАТЬ ПЕРЕДОЗИРОВОК ПРИ ИЗЛЕЧЕНИИ РАКА ЯДАМИ

Отправным ориентиром для тех, кому приходится приме­нять различные яды при излечении рака, является проверен­ная и отработанная, ставшая в достаточной степени привычной для больных методика №1 приема настойки болиголова (цар­ская) В. В. Тищенко. При переходе на другой яд для излечения рака необходимо сохранить все ценное из того, что удалось най­ти и отработать В. В. Тищенко в этой его методике № 1 на базе приема настойки болиголова.

Переход на другой яд при излечении рака осуществляется совсем не для того, чтобы воспользоваться, например, большей ядовитостью аконита или безвременника по сравнению с боли­головом и усилить действие яда на организм. Нет и еще раз нет! Дело в том, что после трех циклов применения болиголова (примерно восемь месяцев), во избежание выработки устойчи­вости раковых клеток к кониину, необходимо перейти на дру­гой яд, отличающийся составом от предыдущего, уже порабо­тавшего в течение трех циклов. По прошествии вторых трех циклов такая же замена может понадобиться еще раз, теперь уже для того яда, который заменял перед этим яд болиголова.

Новый яд обычно оказывается более сильным по сравнению с болиголовом. Но усиливать ядовитые свойства в ходе лечения методика применения нового яда не должна ни в коем случае — ядовитость и темп наращивания дозы в методике № 1 (царской) В. В. Тищенко оптимальны, она — главный ориентир для мето­дик применения других ядов.

Необходимо помнить ошибки химиотерапии и не повторять их. Больные могут сиюминутно не отреагировать на повышение ядовитости нового яда, но в химиотерапии именно этот фактор («больной еще выдерживает») и оказался страшной ошибкой, загубившей много жизней и перечеркнувшей сам метод.

Итак, задача заключается в том, чтобы сохранить в методи­ке применения любого яда (а для каждого яда требуется своя методика) ту дозу ядовитых свойств и тот темп наращивания дозы, которые существуют в методике № 1 В. В. Тищенко для яда болиголова.

Мы будем пользоваться следующими показателями, харак­теризующими методику №1 (царскую) для яда болиголова:

• Максимальная суточная доза в цикле — 40 капель 10 %-й водочной настойки болиголова.

• Длительность одного цикла 1-40-1 капля в день составляет

79 дней (для упрощения расчетов можно брать 80 дней).

• Общее количество капель настойки болиголова, принимае­мых больным за один цикл лечения, составляет 1600 капель. Читатель может подсчитать это сам. Необходимо запом­нить, что 40 капель составляют 1 мл (желающие могут занять­ся проверкой). На один цикл необходимо 40 мл (1600 капель) настойки болиголова. Народные целители-травники хорошо
знают этот параметр и высылают на три цикла 120 мл настойки болиголова (только для приема внутрь, для микроклизм нужно дополнительное количество настойки, для полосканий тоже).

Ядовитость болиголова (как и каждого другого яда) опреде­ляется летальной дозой его основного алкалоида. Для болиго­лова ЛД кониина составляет 150 мг. Для удобства в прикидоч-ных расчетах примем ЛД яда болиголова равной 160 мг (вмес­то 150).

Для других ядов необходимо дополнительно знать только их ЛД. Так, для безвременника ЛД его алкалоидов колхамина и колхицина равна 40 мг, для аконита (борца) ЛД его алкало­ида аконитина составляет 4 мг.

Теперь мы проделаем прикидочный расчет основных пара­метров методики приема настойки уже известного читателю безвременника, с тем чтобы не допустить его передозировки. Для этого сначала определим коэффициент ядовитости безвре­менника. Он равен:

160 (ЛД алкалоида болиголова) / 40 (ЛД алкалоидов безвремен­ника) = 4.

Это означает, что безвременник примерно в 4 раза ядовитее болиголова. Дальше все просто.

Максимальное суточное количество капель в дозе настойки безвременника равно (должно быть не больше!):

40 (максимальное число капель болиголова)/4 (коэффициент ядовитости безвременника) = 10.

Количество капель на 1 цикл:

1600 (для болиголова) / 4 (коэффициент ядовитости безвремен­ника) = 400,

или то же самое в мл:

40 / 4 = 10 мл на 1 цикл (30 мл на 3 цикла)

при длительности цикла приема безвременника, равной при­мерно 40 х 2 дней («вверх и вниз»). Выше, в главе 8, в методике применения настойки безвременника было 440 капель (11 мл) на цикл.

Среднее в цикле суточное количество капель настойки в дозе:

10 (максимальное число капель безвременника) /2 = 5.

Рассмотрим еще вариант прикидочного расчета основных параметров методики приема ядовитого корневища (его на­стойки) растения чемерица белая, не допуская передозировки яда. Вспомним пример, который мы приводили в самом конце главы 6: А. Т. Качугин соединял азотнокислый кадмий со спир­товой настойкой чемерицы и давал больным по 1 капле этой смеси в 100 мл воды, постепенно увеличивая дозу до 2 капель (по данным И. А. Филипповой).

Во-первых, не следовало добавлять кадмий к чемерице, в сле­дующих главах мы покажем, что кадмий только ослаблял дей­ствие чемерицы.

Во-вторых, посмотрим, что покажет наш расчет. Летальная доза алкалоида чемерицы белой — вератрина — составляет 20 мг. Теперь быстро считаем.

Коэффициент ядовитости чемерицы белой равен:

160 (ЛД алкалоида болиголова) / 20 (ЛД алкалоида чемерицы) = 8.

Это означает, что чемерица в 8 раз ядовитее болиголова.

Максимальное суточное количество капель в дозе настойки чемерицы белой (ее корневища) должно быть не больше:

40 (максимальное число капель болиголова) / 8 (коэффициент ядовитости чемерицы) = 5.

Количество капель на цикл:

1600 (для болиголова) / 8 (коэффициент ядовитости чемерицы) = 200,

или то же самое в мл:

40 / 8 = 5 мл на 1 цикл (15 мл на 3 цикла)

при длительности приема чемерицы белой в 1 цикле, равной примерно 40 х 2 дней («вверх и вниз»).

Среднее в цикле суточное количество капель:

5 (максимальные капли чемерицы) / 2 = 2,5.

Вот мы с вами, уважаемый читатель, сразу и определили ошибку в дозировке у А. Т. Качугина: у него среднее в дозе ко­личество капель составляло 1-1,5. Доза явно мала! Максималь­ное количество капель в дозе у А. Т. Качугина было равно двум, а требуется — пять!

Наконец, перейдем к определению основных безопасных параметров методики приема настойки аконита (борца).

Коэффициент ядовитости аконита равен:

160 (ЛД алкалоида болиголова) / 4 (ЛД алкалоида борца) - 40.

Это значит, что аконит в сорок раз ядовитее болиголова.

Максимальное суточное количество капель в дозе настойки аконита не должно быть больше:

40 (максимальное число капель болиголова) / 40 (коэффициент ядовитости борца) = 1.

Уважаемый читатель, мы с вами установили, что в методике приема настойки борца для излечения рака, эквивалентной ме­тодике №1 В. В. Тищенко, максимальное количество капель в суточной дозе равно одной капле. Кроме этой методики суще­ствует другая, усиленная методика приема настойки борца, в которой максимальная суточная доза составляет 3x10=30 ка­пель. Мы продолжаем вычисление данных для методики, экви­валентной методике № 1 В. В. Тищенко.

Определим количество капель настойки борца, необходи­мое на цикл лечения из 80 дней:

1600 (для болиголова) / 40 (коэффициент ядовитости борца) - 40,

или то же самое в мл:

40 / 40 =1 мл. На 3 цикла — 3 мл.

Это значит, что на каждый из 80 дней цикла приходится полкапли настойки. При длительности цикла 40 х 2 дней мы вместо половины будем давать хотя бы по 1 капле ежедневно и тем самым увеличим общее количество капель на 1 цикл вдвое! В таком случае потребуются 80 капель настойки борца на 80-дневный цикл, т. е. 2 мл (на 3 цикла это будет 240 капель на­стойки борца, или 6 мл). Этим самым и среднее в цикле суточ­ное количество капель мы будем увеличивать до 1 капли (двой­ная ядовитость по сравнению с методикой № 1 В. В. Тищенко).

Усиленная методика приема настойки борца по сравнению с эквивалентнойметодикой ее приема в 3-30 раз более ядови­та! При этом мы оставили на прием двойную дозу настойки борца. В противном случае превышение составило бы от б до 60 раз!

Сообразительный читатель быстро найдет способы не увели­чивать ежедневную дозу настойки борца вдвое. Например, де­лить на 2 дня 100 мл воды с 1 каплей настойки борца или вос­пользоваться первым десятичным разведением настойки борца из гомеопатической аптеки с умножением всех доз на 10 и т. п. Но мы этого предлагать не будем, так как уже в такой степени вмешались в ставшие привычными рекомендации по приему настойки борца, настолько снизили дозы, что совершенно есте­ственно в первый момент получим вместо радости читателя, по­знавшего истину, резкие возражения. Поэтому дальше не бу­дем ничего уточнять по части доз настоек для излечения рака.

Но еще более негативная реакция многих читателей ожида­ет нас в следующих главах, когда мы продолжим исправление ошибочных понятий, давно и прочно ставших привычными. Эти ошибочные понятия наносят существенный вред здоровью больного, но уж очень они привычны!

Все прикидочные расчеты, которые мы выполняли в этой главе, соответствуют действительности при одном непремен­ном условии: содержание алкалоидов кониина в болиголове, колхамина и колхицина в безвременнике и аконитина в акони­те (борце) должно быть примерно одинаковым. Но так ли это?

Источники, которыми мы пользовались выше, показывают примерно одинаковое содержание алкалоидов в ядовитых рас­тениях, рекомендуемых нами для излечения рака. Так, содержание алкалоидов в плодах болиголова — до 2 %, в плодах без­временника — до 1,2-1,44 %. Содержание алкалоидов в луко­вицах безвременника значительно ниже, чем в плодах (по кол­хицину — до 0,25 %), а в клубнях аконита оно равно 0,18-3 % (по другим данным — 0,5 %). Таким образом, у нас нет никаких оснований подвергать сомнению наши расчеты.

Источник: http://medicedu.ru/onkology/146-2012-05-31-13-09-5...

  • Автор: Мухмад
  • Комментарии: 17
  • Просмотры: 1513